Facebook   Rus

Королева телерепортажа


La decana de los reporteros internacionales, Rosa Maria Calaf, que en dos ocaciones fue corresponsal de la Televisión Española en Moscú comparte con nuestros lectores su opinión sobre la profesión de periodista. “No es un trabajo, sino un compromiso

Роса Мария Калаф (1945 г., Барселона) – самый известный испанский телерепортер. В течение 37 лет она рассказывала телезрителям  о происходящем  в различных странах мира, ведя репортажи не из студии, а с мест событий, часто из «горячих точек» – под пулями и бомбами. Брала интервью у многих руководителей государств и других видных политиков. Ее труд отмечен орденами и 17 журналистскими премиями – самими престижными в Испании. Только в этом году она стала лауреатом премии имени Хосе Коусо - за вклад в дело свободы печати, и Национальной премии - за достижения в области журналистики. Г-жа Калаф – почетный доктор ряда высших учебных заведений Испании.

— Говорят, что ты вела репортажи из 170 стран мира. Тебя случайно не занесли за это в Книгу рекордов Гиннеса?

— Нет, почему-то не занесли… Просто безобразие! А ведь мне стоило столько труда подсчитать страны, в которых бывала! Правда, подсчитывала я не для каких-то рекордов, а для лекций, с которыми теперь выступаю перед журналистской молодежью. Представляешь, какая невиданная несправедливость и подлость: записали меня в ветераны и требуют, чтобы я опытом обменивалась, а я себя ветераном не чувствую… И не намерена чувствовать. Какие наши годы! Кстати, ты совершенно правильно сказал: 170 – это число стран, где я не просто бывала, а где работала.

— Помимо поездок в качестве спецкора телевидения, ты была постоянным корреспондентом, то есть подолгу жила в Вашингтоне, Буэнос-Айресе, Пекине и в Москве. Причем, в Москве – два раза. За что это такая честь российской столице?

—  Естественно, выбор Москвы для меня не был случайным. Я всегда мечтала попасть в Россию. Еще в молодости  поставила перед собой задачу: поработать везде – в США, в тогдашнем Советском Союзе, в Латинской Америке, в Западной Европе и в Азии, чтобы познать мир.  Так что, когда закончилось мое пребывание в Штатах, я заявила, что хочу в Советы. И поехала. Это было еще в 80-ые годы. На второй срок – в 90-ые годы – я тоже сама напросилась. Мне очень хотелось посмотреть на происшедшие в России изменения.

— С чем ты ассоциируешь Россию – с холодом, как многие испанцы, или какими-то бытовыми трудностями, к примеру, языковыми, или еще с чем-нибудь, может быть, с политическими потрясениями?...

—  Профессионально я до сих пор ассоциирую вашу страну с временами  Горбачева и его реформами. Неповторимое время надежд! Вообще, знакомство со страной для меня было сплошным сюрпризом. Дело в том, что мое поколение испанцев имело о Советском Союзе особое  представление – абсолютно негативное. Но на поверку оказалось, что это далеко не так. Было и много хорошего. Что касается личного аспекта пребывания, то ваш холод, меня, конечно, «достал», тем более, что я мерзлячка. В России я получила свою «квоту холода» на всю жизнь. Климат помогала переносить ваша великая культура: театр и живопись. Я, как любитель живописи, часто  встречалась с художниками, причем, всех направлений - и признанными официально и непризнанными. Общение с ними, безусловно, меня обогатило.

— Сейчас, насколько мне известно, ты окончательно вернулась на родину, живешь в Барселоне… Как тебе, не скучно, после стольких лет
разъездов по всему миру?

— Скучать некогда. Я даже не ожидала, что вернувшись, получу столько предложений о работе, причем, работе совершенно разной по характеру. Не успела я вернуться в январе и смонтировать последний фильм о Филиппинах, как посыпались предложения. В первую очередь, курс лекций в университетах Мадрида и Барселоны. Участие в работе разных национальных и международных форумов, в профессиональных журналистских организациях, в телевизионных дебатах, «круглых столах» и различных «шоу». Думала, прочту лекции  и съезжу отдохнуть в Аргентину – давно не была. Не тут-то было.  Навалилась общественная работа: председательство  в неправительственных организациях - в благотворительных, женских,  молодежных. Отказаться невозможно, поскольку думаю, что людям надо помогать, если можешь. Этот год просто сумасшедший – приходится ездить по всей Испании. Только на этой неделе дважды была в Мадриде и в Валенсии. За месяц пять раз ездила в Севилью. Хотя, нет худа без добра. Я давно не путешествовала по Испании и теперь вновь ее для себя открываю. Думаю, пора остановиться. В Рождество планирую уехать в Австралию на пару месяцев. Буду путешествовать по этой стране с рюкзаком, как мне нравится – без составленного заранее маршрута. Время использую также для обдумывания, что дальше делать в этой жизни.

— Что главное в профессии журналиста: знания, талант, опыт, смелость, честность?

— Думаю, что все это должно присутствовать в нашей профессии. Но главное, что надо знать выбравшему ее человеку: журналистика – не работа. Это общественное служение. Талант, конечно, хорошо иметь или хотя бы «журналистский нюх». Но это от Бога, здесь твоей заслуги никакой нет. Главное, повторяю, это понимать, что ты служишь обществу. Журналистика имеет очевидную социальную функцию. Ты фактически являешься посредником  между происходящими в далекой стране событиями и людьми, которые не находятся на месте событий, но хотят о них иметь представление. И разумеется, как всякое общественное служение, журналистика – дело ответственное.

— Сейчас в Испании много говорят о женском равноправии. Даже квоты вводят для достижения паритета: в правительстве должно быть столько-то мужчин и столько-то женщин. Как ты представляешь женское равноправие?


— Как говорила в шутку француженка Симона де Бовуар, идеолог феминизма, «равенство наступит тогда, когда  пост, который занимает глупый мужчина, сможет занять глупая женщина». Идея паритета мне представляется абсурдной. На тот или иной пост людей в условиях развитой демократии следует назначать в зависимости от их способности выполнять порученную работу, а не в зависимости от пола. Правда, если речь идет об отсталых странах Африки или Азии, выбирающих путь демократии, то там, возможно, на первых порах и следует ввести какие-то квоты, чтобы дать женщинам возможность занять достойное место в обществе. Но это должно быть сугубо временной мерой.

— Как ты думаешь, нынешнее повальное увлечение испанских мужчин иностранками, в частности, россиянками, имеет какое-то отношение с  воинствующим феминизмом, с которым мы сталкиваемся в Испании?

— Известно, что среди русских женщин много подлинных красавиц – стройных, голубоглазых блондинок, и когда они появляются в Испании, то, естественно, привлекают наших мужчин. Но присутствует здесь и другой момент – россиянки им представляются более покладистыми,  менее требовательными по отношению к вопросам равноправия в семье, чем испанки, более «домашними». Они не заставляют мужа мыть посуду и стирать белье. Многие наши мужчины придерживаются традиционных взглядов и хотят оставаться главой семьи. К нынешнему испанскому, как ты выразился, воинствующему феминизму они относятся скептически, а посему выбирают иностранок.

— Продолжим женскую тему… Совместима ли жизнь странствующей по свету журналистки с жизнью, как говорят испанцы, «сентиментальной», то есть, личной?

— Если ты имеешь в виду создание семьи, обретение мужа и детей, то я с самого начала своей карьеры знала, что для меня это невозможно. Для меня приоритетом всю жизнь оставалась профессия. Я реализовывала себя в работе, а не в семье. Я знала, что не могла бы стать  хорошей матерью для своих детей. К тому же, они могли бы в любую минуту, при моем образе жизни, остаться сиротами. Другое дело, как у нас говорят, «сентиментальная пара» или «друг сердца». Такие связи при нашей работе вполне возможны, но, естественно, лишь в том случае, если тебя  воспринимают такой, какая ты есть. Здесь тоже немало трудностей. Непросто найти мужчину, который захотел бы следовать за тобой на край света или соглашаться с тем, что ты можешь куда-то пропасть на три месяца.

(Добавим, «сентиментальная пара» Росы – тоже журналист и под стать ей фигура неординарная. С ним она познакомилась в Москве во время своего первого пребывания в нашей стране, а потом работала в Латинской Америке. Как мы выяснили из конфиденциальных источников, ее  предстоящая поездка в Австралию выбрана не просто так. «Пара» в настоящее время в одиночку совершает кругосветное путешествие, и Роса намерена сопровождать его на австралийском этапе.)

— Последняя твоя длительная командировка была в азиатский регион. Мы не раз видели оттуда твои репортажи, к примеру,  о традиционной китайской  медицине, о способах сохранения здоровья и молодости. Может, поделишься  с нашими читателями своими знаниями?

— Я думаю, основа той же китайской «здоровой диеты» - это соя и рис. Сою очень полезно употреблять, особенно женщинам. Речь идет о молоке, масле, сыре, соусе, разных заменителях мясных продуктов и так далее. Выбор продуктов из сои огромен. Любопытно, что с тех пор как многие китаянки в последние годы перешли от традиционной китайской кухни к европейской, в стране резко увеличилось число заболеваний раком молочной железы. Мне доводилось об этом делать репортажи. То есть уже научно доказана связь между питанием и раковыми заболеваниями. В Китае есть  и огромное количество любопытных косметических продуктов, к примеру, с добавлением порошка из жемчуга. Но здесь надо быть осторожной. Контроль за качеством подобной косметики в Китае довольно условный. И приобретать эту продукцию желательно лишь в том случае, если она изготовлена в Гонконге. Из китайских полезных для здоровья традиций, помимо питания, я бы еще назвала различные оздоровительные гимнастические комплексы типа тай-чи. Безусловно, подобные занятия укрепляют здоровье, нервную систему, увеличивают продолжительность жизни. Но мы — не китайцы с их азиатским спокойствием. При нашем вечном стрессе, не уверена, что такая гимнастика пойдет на пользу.

— Думаю, что после знакомства с таким количеством стран ты сможешь без труда ответить, где лучше всего жить на планете?

— Мне всегда представлялось, что лучшим местом для обитания человека являются средиземноморские страны, особенно, Испания и Италия. Здесь сложился определенный стиль: более или менее гармоничное сочетания труда и отдыха, высокий уровень и качество жизни, хотя в последнее время, надо признать, этот уровень снизился из-за кризиса.

— Спасибо за беседу!

— Спасибо вам и привет всем читательницам «Линды»!

Публиковалась в " LINDA "№2 (2010) 21 января 2011 2829 просмотров