Facebook   Rus

Денис МАЦУЕВ: Cильный аккорд


Ему легко давать определения, и еще легче — эпитеты. Народный артист России в свои 35 лет, самый кассовый пианист страны, один из самых популярных музыкантов, наряду с Гергиевым, Спиваковым, Башметом..
Мощь таланта, энергия жизни, магнетизм обаяния. Музыкант с атлетическим сложением, организаторским даром и сибирским характером.

 

Linda: Денис, как вы ощущаете себя в качестве «народного»?

— Это некий статус, подтверждающий, что я не случайный в музыке человек, что 18 лет жизни отдал только на обучение, что постоянно концертирую по стране.

Я Россию никогда не покидал, даже в 90-е годы, когда большинство разъехались. Ну такой человек: люблю спать в своей кровати, люблю быть дома, люблю, когда родители готовят. И никуда никогда не уеду…

Linda: Сколько раз вам максимально бисировали на концертах?  

— Вспоминаю Токио: было 11 бисов. Восемь-девять — нормальные цифры, меньше пяти никогда не играю. Меня многие за это в хорошем смысле упрекают, в том числе и педагоги, и родители. Но я не могу меньше, бисы ведь особая часть концерта: это спектакль, мини-театр, третий акт, который должен быть виртуозно продуман. Высокотонкий десерт.

Linda: Вас по сей день мама с папой могут «с небес опустить на землю»?  

«На мой взгляд, никогда классическая музыка не станет популярной. Все равно это лишь определенный процент публики. Поэтому не надо ее искусственно расширять, а просто нужно закрепить тех, кто уже есть, и по возможности донести эту музыку до сердца...

— Родители — первые люди, которым я доверяю во всех отношениях. И в профессиональном плане, и в жизненном. До сих пор. Это моя команда, они пошли на огромные жертвы, много лет назад переехав в Москву. Команда под названием «Семья». Бабушки-дедушки, которые бросали работу, продавали квартиры ради того, чтобы я учился… Семья у меня героическая во всех отношениях.  

А то, что касается «послеконцертных упреков», — это даже не упреки, а разносы по полной программе: по каждой ноте, по каждому пункту! Где бы я ни был… Они были везде со мной — и в Токио, и в Нью-Йорке, и в Париже, и в Мадриде… Везде!


«Я откровенно заявляю: фестиваль «Звезды на Байкале» я придумал для того, чтобы раз в году на неделю приехать к себе домой. Это мой подарок родной иркутской публике»

Linda: Папа — пианист и композитор?  

— Он 20 лет назад бросил все в родном Иркутске, на нем держалась там вся музыкальная жизнь… Переехал в Москву, в однокомнатную квартиру, первый этаж хрущевки. Он готовил. Занимался. Был со мною каждую секунду. Это 1991 год, можете представить. Но наша семья всегда отличалась оптимизмом — время тяжелое, но одновременно очень счастливое.  

Иные и сейчас не могут поверить, что у меня нет недвижимости за рубежом, дач… Это полный миф, когда говорят, что популярный человек в классической музыке получает баснословные гонорары. Миф! Я не такой богатый, как Элтон Джон: мне хватает того, что у меня есть, и никогда не буду гнаться за какими-то материальными благами. Я приезжаю на дачу к себе на Байкал — и этого

хватает, поверьте, самый лучший отдых в моей жизни.

Linda: По слухам, у вас дача с банькой…

— А как же! В 30 км от Иркутска, на берегу озера. Меня еще дед в деревне этому учил: русская баня — целый ритуал. И идеальное средство для того, чтобы восстановиться.

Linda: Правда ли, что у вас в роду были священники?

— Да. Священником был мой прадед по папиной линии. Его звали Мацуй, он был евреем-выкрестом и служил в деревне Вихоревка под Иркутском. Умер он очень рано, в возрасте 41 года. От тифа. Сейчас в Вихоревке восстанавливают церковь, и я, безусловно, приму в этом участие.


Linda: Вы как-то чувствуете в себе гены прадеда?

— Очень сложный вопрос. Меня всегда интересовала история моего рода, и я часто разговаривал на эту тему с моими родителями, бабушками и дедушками. Так получилось, что в моей крови намешано огромное количество национальностей, семь или восемь. Поляки, немцы, евреи, украинцы, узбеки, эстонцы, русские, конечно. Думаю, что чувствую от каждого понемножку. Каждый дал мне частичку себя, и я это помню. И каждому из них благодарен.

Linda: Вы являетесь арт-директором сразу двух фестивалей. Признайтесь, фестиваль «Звезды на Байкале» родился из-за вашей ностальгии по Иркутску?

— Да, я откровенно заявляю: фестиваль этот я придумал для того, чтобы раз в году на неделю приехать к себе домой. Это мой подарок родной иркутской публике. Благодаря «Звездам» там перебывали все наши знаменитые музыканты и оркестры. Некоторые приезжали к нам даже не раз. Я говорю «к нам», потому что я сибиряк. Это национальность, как я считаю. Сибиряк сибиряка видит издалека.

Linda: И каковы отличительные «национальные черты»?

— Сибиряки обладают большой добротой. К сожалению, это качество сегодня очень быстро уходит из нашей жизни. Меня с детства воспитывали: самое главное — не обижать. Не обижать людей, с которыми ты общаешься, не доставлять им ни хлопот, ни, не дай бог, боли. Доброта и внутренняя широта. Может быть, поэтому среди сибиряков много великих музыкантов — Вадим Репин, Максим Венгеров, Дмитрий Хворостовский, Виктор Третьяков. «Сибирская диаспора» очень сильно представлена на мировых сценах.

Linda: Часто ли бывает на фестивалях открытие новых имен и талантов?

— Безусловно, отбор новых имен происходит на каждом фестивале. Это искорки, которые попадают в нашу команду, и мы им помогаем.

Linda: А что вас поражает в таких детях, техника или что-то другое?

— Техникой сейчас особо никого не удивишь. Все играют быстро, громко, чисто. Самое главное — трогательность и проникновение в музыку, потому что дети играют по наитию. Я думаю, это провидение Божие. Не исключено, что сейчас у них расцвет, потому что часто в 15—16 лет такие вундеркинды растворяются. И надо сделать все от нас зависящее, чтобы они не ушли с этого пути.

— Что, на ваш взгляд, необходимо сегодня молодому музыканту, чтобы добиться успеха?

— У меня нет ответа на этот вопрос. Конкретного рецепта успеха не существует. Звезды должны сойтись.


Linda: Денис, какую музыку вы слушаете, кроме классики?

— Вы знаете, я творческий человек и люблю все настоящее и талантливое в любом виде искусства. Не могу сказать, что мне кто-то нравится в поп-музыке, тем более в нашей. Что касается таких людей, как Стинг, Элтон Джон, Пол Маккартни, то с ними я лично знаком. Я вообще поклонник старого рока. Ну и, конечно, джаз, без которого я вообще не могу существовать. Он очень помог мне в жизни, это моя вторая страсть.

Linda: Сейчас много говорят о том, что нужно «окультуривать» молодежь. Как приобщить подрастающее поколение к классике в наш век диджеев и поп-звезд?

— На мой взгляд, никогда классическая музыка не станет популярной. Все равно это лишь определенный процент публики. Поэтому не надо ее искусственно расширять, а просто нужно закрепить тех, кто уже есть, и по возможности донести эту музыку до сердца слушателя, который не хочет слушать только диджеев и поп-исполнителей. У молодых людей должен быть выбор, когда они смотрят телевизор, читают газеты. И я к этому прикладываю некоторые усилия. Мне очень приятно, что так много молодежи ходит на концерты.                         

 

 

 

Публиковалась в " LINDA "№13 (2011) 22 декабря 2011 3324 просмотров