Facebook   Rus

Мерил Стрип: Страсть по расчету

Когда Мерил позировала перед журналистами с ее третьим по счету «Оскаром», который она получила за главную роль в фильме-биографии о Маргарет Тэтчер, журналисты, конечно, спросили, можно ли назвать саму актрису отчасти «железной леди». «Я скорее не железная леди, а леди железного утюга, — ответила Мерил. — В том смысле, что дома я часто глажу». Желание заниматься такой незвездной работой, впрочем, не означает, что актрису совсем ничего не роднит с Маргарет Тэтчер. Мерил

утверждает, что все в ее жизни подчинено прагматизму. Это относится к выбору ролей, к выбору людей, к выбору одежды, наконец. Однако если бы не было в жизни актрисы места страсти, а присутствовал лишь холодный математический расчет, то иначе сложилась бы ее судьба и не стала бы она той, которой многие сейчас восторгаются.

Впрочем, математика сыграла в жизни Мерил далеко не последнюю роль. Все началось с уроков алгебры. А вернее, с ее преподавателя. «Это был мужчина. Очень строгий. Итальянец. С горбатым носом. Все его очень боялись. И потому учились. Хорошо учились. У меня потом было много других, гораздо более приятных и лояльных учителей. Но их предметы я не помню», — говорит Мерил. На уроках алгебры Стрип вызубрила не только формулы и уравнения: будущая звезда научилась быть прилежной и всегда искать правильное решение. Не только в задачках, но и жизненных вопросах.


1995 г. Мосты округа Мэдисон

Одним из таких вопросов стала любовь Мерил к музыке. Вообще-то музыка звучала в доме Мари Луизы — именно так назвали Мерил родители — всегда. Ее отец Гарри — менеджер фармацевтической компании — часто играл на пианино. Мама — иллюстратор Мэри Вульф — любила петь. Сама Мерил выступала в детском хоре. Но в какой-то момент девочка решила, что ей непременно нужно стать оперной певицей. Свое влияние на это желание оказала и школьная учительница музыки. «Она казалась мне очень старой. (Позже я узнала, что ей было всего 22.) Но она была удивительной и потрясающе играла на классической гитаре. Она была ученицей самого Андреса Сеговии. Я почти влюбилась в нее и старалась сделать все, чтобы ее удивить». Видя серьезные амбиции девочки, родители отвели Мерил в студию Эстель Либлинг — знаменитого педагога по вокалу. Стрип думала, что уже ничто не сможет свернуть ее с выбранного пути.

Все изменилось в канун Рождества 1964 года. 15-летнюю Стрип попросили поучаствовать в школьной театральной постановке и спеть «O Holy Night». К концу исполнения этой рождественской песенки на безупречном французском языке зал аплодировал Мерил стоя. Гадкий утенок уступил место прекрасному лебедю. Девушка засунула подальше длинные платья мышиного цвета, выбросила очки и надела линзы, перекрасилась в блондинку, получила звание Королевы выпускного бала и думать забыла про оперную сцену, решив посвятить себя актерской карьере — своей новой страсти.

Оттачивать мастерство Стрип отправилась в Йельскую драматическую школу, а в 1975 году переехала в Нью-Йорк искать счастья. Денег у начинающей актрисы почти не было, но она не обращала на это внимания. «Я даже не представляла тогда, в какой нищете я жила, моими мыслями полностью завладело желание стать актрисой. Я была оптимисткой и ничего не боялась», — вспоминает теперь Мерил. Удача улыбнулась ей, когда Стрип попала в пьесу «Мера за меру», которую играли на Нью-Йоркском шекспировском фестивале. Мерил заметили, стали приглашать на Бродвей, а после номинации на премию «Тони» и в кино. Правда, самый же первый опыт общения с большим продюсером оказался неудачным. Дино Ди Лаурентис, увидев Стрип на кастинге в его картину «Кинг Конг» (1976), на родном языке бросил своему сыну: «Она же страшная! Зачем ты привел мне это?». И был немало удивлен, услышав ответ Мерил на чистейшем итальянском: «Мне очень жаль, что я разочаровала вас». Но, к счастью, этот пассаж не отразился на самооценке актрисы, и уже год спустя ее кинодебют все-таки состоялся в фильме «Джулия».

1979 г. Крамер против Крамера

 

Однако спектакль «Мера за меру» не только помог ей протоптать дорогу в Голливуд, но и изменил ее личную жизнь. В той постановке с Мерил вместе играл Джон Казале — известный по роли Фредо Корлеоне в «Крестном отце». Страсть накрыла их мгновенно, и потому, недолго думая, Мерил и Джон объявили о помолвке. Они как будто торопились. И вскоре оказалось, что не напрасно. Правда, стимул для этого был

печальным: у Казале обнаружили рак костей. Мерил буквально не отходила от своего возлюбленного ни на шаг, стараясь урвать каждый момент его жизни. И когда Стрип предложили небольшую роль в картине «Охотник на оленей», радовалась как сумасшедшая. «На роль мне было глубоко наплевать, — вспоминает актриса. — Им нужна была девочка, в которую влюблены два мальчика. Я была тут как тут: мне хотелось любым способом быть рядом с Джоном».

Но, как ни старалась Стрип быть все время с Казале, им все-таки пришлось ненадолго расстаться. Мерил утвердили на главную роль в мини-сериал «Холокост». Актриса находила материал слишком громоздким для себя, но была вынуждена согласиться из-за нехватки денег. Часть съемок проходила в Германии и Австрии, а когда Мерил смогла наконец вернуться в Нью-Йорк к Джону, она поняла, что жить ему осталось несколько недель. Горечь от потерянных из-за ее отъезда общих дней раздавила  Стрип. Но она старалась не показывать вида и делала все, чтобы хоть немного облегчить Казале боль.

Чтобы смерть любимого — Джон скончался в марте 1978 года — не раздавила ее, Мерил первым делом решила съехать из их общей квартиры. Найти новое жилье помогли ее братья. Их друг скульптор Дон Гаммер отправлялся в путешествие по Европе и пригласил Мерил пожить в комнате его временно свободных апартаментов. Вернувшись, он предложил Стрип остаться. Она и осталась. Навсегда. Уже через полгода после принятия его великодушного жеста Мерил приняла его руку и сердце, и они поженились.

Сейчас у них четверо детей: Генри «Хэнк» Вулф Гаммер (1979), Мэри Уилла «Мэми» Гаммер (1983), Грейс Джейн Гаммер (1986) и Луиза Джекобсон Гаммер (1991). Мэми и Грейс стали актрисами, Хэнк— музыкант, выступающий под псевдонимом «Генри Вулф».

«Меня часто спрашивают, в чем секрет нашей долгой семейной жизни. В свободе, которую мы даем друг другу. В праве на личное пространство и личные интересы, — делится актриса. — Он играет в гольф. Я люблю искусство. Например, я часто бываю в театре. А мой муж и не помнит уже, был ли он там когда-нибудь. Но я никогда не нападаю на него из-за этого: не хочет, и не нужно. Просто мы разные, и в этом нет ничего страшного». Но, возможно, тут еще и дело в удивительном чувстве баланса

между работой и семьей. «Каждый раз после родов я брала отпуск на год, чтобы побыть с детьми. А теперь, прежде чем согласиться на ту или иную роль, я думаю о родных. И отклоняю те фильмы, съемки в которых могут разлучить меня с близкими надолго». (Вот он прагматизм.) «Но мне очень повезло: моя профессия позволяет мне быть с семьей гораздо больше времени, чем многие другие работы», — продолжает Мерил.

2012 г. Железная леди

Благодаря семье Мерил является одним из уникумов Голливуда, браки в котором быстротечны. О более чем 30 годах ее супружеской жизни шутят, что эта цифра может посоревноваться в своей величине разве что с количеством номинаций на премию «Оскар». А их у нее 17. Это больше, чем у любого другого актера или актрисы в истории кинематографа. И не важно, что получила она пока всего три почетные статуэтки. Важно то, что свою самую первую номинацию она получила за фильм «Охотник на оленей», роль в котором стала проявлением страсти и во многом определила ее дальнейшую судьбу. Прагматическим проявлением страсти. Впрочем, как и все в ее жизни.

В конце июня актрисе исполнится 63 года, поэтому время от времени в интервью с ней ведут разговоры если и не о старости, то по крайней мере о весьма зрелом возрасте. И Мерил этой темы не боится. «По-моему, старость — это когда за 80, — любит говорить актриса. — Так что мне до этого еще далеко. Но когда я достигну этого возраста, я, наверное, подниму планку старости выше. На мой взгляд, главное, что должно быть у людей преклонного возраста, так это самоирония. В старости лучше уметь смеяться над собой. Это гораздо полезнее, чем бегать по пластическим хирургам».

Публиковалась в " LINDA "№15 (2012) 23 октября 2012 1058 просмотров