Facebook   Rus

Принцесса Прусская Мария Луиса


Более 40 лет назад принцесса Прусская приехала в Марбелью. Сейчас ее имя тесно связано не только со светской жизнью курорта, но и с благотворительностью. Возглавляемая ею ассоциация «Конкордия» у многих на слуху. LINDA же поинтересовалась частной жизнью принцессы, которая приходится родственницей испанской королеве Софии.

Linda: Донья Мария Луиса, корректно было бы назвать вас графиней или обращаться к вам «Ваше Высочество»?

— (Улыбаясь.) Как вам угодно. По рождению я принцесса Прусская, по мужу, Рудольфу Шенбургу, графиня. В Испании меня чаще именуют принцессой Марией Луисой.

Linda: Вы — родственница королевы Софии?

— Да, у нас общий прадед — Вильгельм Второй Прусский. Мой дед, Адальберт, и бабушка Софии, Виктория, — родные брат и сестра. Так что мы с Софией троюродные сестры.

Linda: Вы часто видитесь с Ее Величеством — по-родственному?

— Не очень, ведь королева так занята, но мы, конечно, поддерживаем контакты, иногда бываем вместе на семейных праздниках. София является крестной моей дочери, а также Почетным президентом ассоциации «Конкордия».

Linda: Расскажите, пожалуйста, эту любопытную историю о свадьбе ваших родителей в замке Фюрстенберг...


— О, этот замок в Шварцвальде, где, как считается, берет начало Дунай, для нас очень дорог: там была и наша свадьба с Руди... Дело в том, что принц Фюрстенберг — двоюродный брат моей матери. Моего отца, как и других аристократов, Гитлер отозвал из армии: он боялся их связей с благородными семьями во Франции, Британии и России. Это спасло жизнь моему отцу. Позже в Мюнхене он познакомился с моей матерью. Свадьбу родители решили отпраздновать за год до окончания войны: время было тяжелое, не было ни продуктов, ни одежды. Свадебное платье маме получилось из перешитой белой шторы... Вот такая романтика! Именно в этот день, 20 июля 1944 года, была совершена попытка нападения на Гитлера. Среди заговорщиков были аристократы, поэтому гестаповцы сочли, что свадьба моих родителей — это только прикрытие, что на самом деле там якобы собираются те, кто хотел смены власти. К счастью, гостей вовремя предупредили о слежке, и все благополучно успели разойтись до прихода сыщиков.

Linda: Ваше Высочество, а каким было ваше детство?


— После войны мы жили в другом замке принцев Фюрстенберг — красивом средневековом Веренваге. Так как мой отец потерял буквально все, для содержания семьи он устроился на работу в крупную страховую компанию. Мы переехали в Штутгарт, где я и прожила до 18 лет. У нашей семьи было немного денег, мы вели жизнь обычных людей: работали, учились. В детстве и юности я нередко сталкивалась с презрением тех, кто узнавал, что мы аристократы. Ребята в школе меня дразнили «принцессочкой», а когда я выучилась на детскую медсестру, мне давали в больницах самую черную работу. Но я не сердилась на них, ведь имя позволяло мне быть вхожей в те дома, куда простых людей никогда не пригласят. Это было моей школой жизни: я могла мыть полы и уборные и в тот же вечер попасть напраздник во дворце, в длинном платье, где с тобой обращаются как с принцессой... Это словно жить двумя жизнями. Я и сейчас, собственно, так живу: тружусь в ассоциации «Конкордия», мы помогаем ВИЧ-инфицированным, а потом появляюсь в обществе, где я — принцесса Прусская... То есть я помогаю тем, кто в этом очень нуждается, и, с другой стороны, узнаю тех, кого бы не встретила без принадлежности к моему классу. Поэтому, думаю, родители мне дали самое правильное воспитание. Я не ходила в элитный колледж, росла среди обычных детей, но летом меня отправляли в Швейцарию для изучения культуры и языков.

Linda: Какими языками вы сейчас владеете?

— Немецким, английским, испанским и французским.

Linda: А как произошла ваша встреча с графом Руди?

— Меня пригласил в Сомали старший брат Руди — в качестве медсестры для его новорожденной дочери. Вместо трех условленных месяцев я провела в Могадишо полгода, мне там очень нравилось. В мое жилье должен был приехать Руди, и мы пересеклись в аэропорту. После этого он стал интересоваться, что это за такая Мария Луиса...

Linda: И ваша свадьба?

— Это было незабываемое событие, очень красивое! Гражданское и церковное бракосочетания прошли в разных замках принцев Фюрстенберг. Обе церемонии были с большим количеством гостей, песнями, прусскими маршами, знаменами, шествиями по улицам, восхождениями к замкам... За день до свадьбы был дан большой бал, все гости выглядели очень элегантно: господа во фраках и дамы в длинных платьях и дорогих украшениях. Как в старые добрые времена! На следующий день — торжественный прием, обед, и молодые отправляются в свадебное путешествие. Наш медовый месяц длился шесть недель...

Linda: А потом вы приехали в Марбелью, где вас ждал принц Альфонс Гогенлоэ?


— Да, мой муж работал четверть века вместе с принцем, основателем отеля «Марбелья Клуб». Принц Альфонс много путешествовал по свету и всем рассказывал о прелестях Марбельи. Сюда приезжали аристократы, звезды кино, политики... Позже, когда отель был продан Аль Мидани, Руди сотрудничал с принцем Бисмарком и с клубом Сагалета. Двенадцать лет назад моего мужа снова пригласили возглавить отель «Марбелья Клуб», и, по-моему, это заведение вернуло себе былую славу... Знаете, Руди с детства мечтал заниматься отельным бизнесом, его обучение в Лозанне оплатил принц Фюрстенберг. Когда же мой муж уже работал в Гамбурге, принц Альфонс уговорил его переехать в Марбелью. Мой муж даже не знал, где находится этот населенный пункт. Когда он прибыл сюда в 1956 году, пришлось согнать с поля коров, чтобы самолет мог приземлиться. Зато Руди увидел цветущие мимозы, миндаль и апельсиновые деревья... Когда мы поженились, он сказал мне: «Если ты меня хоть немного любишь, в Марбелье ты будешь просто восхищена мной». И я сказала: «Ну что ж, поживем — увидим».

Linda: Трудно было на первых порах — несмотря на то, что в ваших жилах есть и испанская кровь?

— Да, немного. Моя мама — графиня Мария Ойос, ее предки жили в Бургосе. Конечно, мне было нелегко: я не говорила по-испански, режим дня другой и т.д. Мне не хватало времен года, запаха леса... И еще: Руди женился поздно, и все, кто его уговаривал это сделать, разглядывали меня сверху донизу — кто же она, его избранница, какая такая принцесса... Но постепенно я ко всему привыкла.

Linda: Какое воспитание вы дали своим детям?


— Я считаю, что лучшее воспитание — свой пример. Как ты сама живешь, как реагируешь на события. Сложно воспитывать детей на юге Испании, где сплошной отдых, туризм, фиеста, растрата денег... Ведь настоящая жизнь — там, где люди трудились круглый год, зарабатывая на курорт. Я часто пропускала вечеринки, посвящала время детям. Я никогда не запрещала им дружить с кем-то, но всегда следила, с кем, отпускала на праздники и дискотеки и всегда ждала их возвращения. Настоящей матери не должно быть все равно, где сейчас ее дети. Думаю, они выросли хорошими людьми. У Софии своя компания по организации мероприятий в Валенсии. Федерик пошел по стопам отца: выучился в Лозанне, сейчас работает в отеле «Савой» в Лондоне.

Linda: Почему вы начали заниматься благотворительностью?

— От моего замужеств до рождения Софии прошли долгие 8 лет. Я не могла тогда только играть в гольф, бридж и посещать коктейли. Я привыкла всю жизнь работать и очень люблю детей, поэтому я начала сотрудничать с ЮНИСЕФ. Когда родились мои дети, я оставила эту работу. Потом София и Федерик подросли... Я узнала о проблеме СПИДа и о фонде принцессы Дианы в Англии. Мне захотелось помогать этим людям здесь, зная, куда конкретно

идут деньги, и основать самой все с нуля. Так 18 лет назад родилась ассоциация «Конкордия». Понимаете, люди не любят думать о СПИДе, боятся и отворачиваются от этой проблемы, думают, она их никогда не коснется. Мы проводим большую разъяснительную работу, особенно среди молодежи. Люди должны научиться быть преданными друг другу и понять, что любовь — это нежность и чуткость друг к другу, а не сразу постельные отношения. Всем матерям нужно научить своих детей противостоять разнузданности: ведь сейчас даже в рекламе йогурта используют голое тело...

Linda: Ваше Высочество, скажите, бывали ли вы когда-нибудь в России?

— К сожалению, нет, но я очень хочу побывать в Санкт-Петербурге, Москве и других красивых местах. Кстати, наш благотворительный гала-ужин, который пройдет 21 июля в отеле «Марбелья Клуб», имеет русскую тематику. Надеемся, он будет интересен и для русскоязычных жителей Коста-дель-Соль.

 

Блиц-опрос

— Ваши привязанности?

— Мои дети, собаки (не смогла бы жить без собак), «Конкордия», помощь моему мужу и тем людям, которые помогают мне в ассоциации. Немного пилатеса для поддержания формы.

— Думаете по-прежнему на немецком?

— Да, я все еще «слишком» немка.

— Что Вы цените в людях?

— Честность, когда говорят правду в глаза. Я не люблю интриганов.

— Ваша мечта?

— Мне лично ничего не нужно, были бы здоровы дети и муж. И еще хочу, чтобы матери никогда не опускали руки, мотивировали своих детей на труд и на успех.

 

 


Справка

Принцесса Мария Луиза Прусская (Maria Luise Anna Philippa Julie Margarethe Elisabeth Prinzessin von Preußen) — правнучка Вильгельма II, короля Пруссии и последнего императора Германии, внучка прусского принца Адальберта, адмирала и одного из основателей военно-морского флота Германии. Мать принцессы — графиня Мария Антониета Ойос-Шпринценштейн. Супруг — граф Рудольф Шенбург-Глаухау, дочь — графиня София, сын — граф Фридрих.

Ассоциация «Конкордия» Марбелья, созданная в 1994 году, ежегодно проводит гала-ужины в июле и в начале декабря.

Публиковалась в " LINDA "№16 (2014) 15 ноября 2014 1050 просмотров