Facebook   Rus

Любовь без развода


Антонио Бандерас: «МОЯ ЗЕМЛЯ И МОЯ СЕМЬЯ ЭТО, В СУЩНОСТИ, ОДНО И ТО ЖЕ»
Антонио Бандерас: «МОЯ  ЗЕМЛЯ И МОЯ СЕМЬЯ ЭТО, В СУЩНОСТИ, ОДНО И ТО ЖЕ»

Пять лет назад  ему присвоили звание «Почетного  сына провинции Малага». На церемонии  растроганный «сын», актер с  мировым именем вдруг заговорил о любви. Сравнил отношения человека с родиной — со свадьбой, с любовью до самой смерти и без развода.

СЕМЬЯ И ВЕРА

«Весь секрет  моего успеха и все, что значит для меня Малага, — это прежде всего мои отец и мать», — всегда с гордостью отмечает Антонио. Мама, Ана Бандера, в прошлом школьная учительница, — родом из Касарабонелы, отец, Хосе Домингес, уроженец Ронды, всю жизнь прослужил в полиции. Любопытно, что и Касарабонела, и Ронда — расположенные рядом старинные города Малаги с многовековой историей.

Сам Антонио, правда, родился в Бенальмадене 10 августа 1960 года.  Позже в семье Домингес—Бандера  появился младший сын, Франциско Хосе, за которым на всю жизнь закрепилось ласковое прозвище Chico. Как бы далеко от родины ни забрасывала судьба Бандераса, уважение к корням — в его сердце.

Пять лет назад ему присвоили звание «Почетного сына провинции Малага». На церемонии растроганный «сын», актер с мировым именем вдруг заговорил о любви. Сравнил отношения человека с родиной — со свадьбой, с любовью до самой смерти и без развода.
Побывав  весной этого года в Санкт-Петербурге на кинофоруме, посвященном Великой Отечественной, Антонио и там говорил о своих родителях. И хоть речь шла о другой войне, гражданской в Испании, актер был взволнован: «Для меня война — это история моих родителей. Они жили в Испании, подвергались бомбежкам. И сейчас я чувствую, что все, чему они учили меня в детстве, было продиктовано страхом. Война — это не сами боевые действия, это тот тяжелый груз впечатлений, который остается после».


Несмотря на тяжелые  времена их жизни, Ану и Хосе можно  назвать счастливыми людьми. Ведь мечта любых родителей — в том, чтобы их дети нашли себя в жизни, были счастливы, хранили связь с семьей и между собой. Антонио и Chico, хоть судьба и развела их по разным континетам, всегда вместе, как и полагается быть братьям. Вот они вдвоем поддерживают мать — на похоронах отца в феврале 2008-го, а вот братья — оба — в форме мажордомов процессии Святой недели... Кстати, Страстная  неделя в родной Малаге— уникальное время, когда семьи Франциско  Хосе и Антонио, их жены Мария Анхелес  и Мелани Гриффит, а также их дети могут побыть вместе. С 2004 года семья Бандераса регулярно приезжает на Пасху в столицу Коста-дель-Соль.

Александр, Дакота (дети Мелани от прежних браков) и Стелла дель Кармен (совместная дочь с Антонио) не раз наблюдали, как их отец и дядя участвуют в процессиях Богоматери слез и защиты и Богоматери надежды. Иногда Стелла дель Кармен тоже участвует в процессии, иногда вся семья наблюдает за происходящим с балкона отеля Larios, что расположен на центральной улице Малаги.

Есть что-то символическое в этом ежегодном приобщении семей к традиции, к сокровенному для верующих братьев ритуалу. Как-то Антонио признался, что он и Мелани воспитывают детей так, чтобы те знали, что «жизнь — это не Голливуд». Их возили на съемки в латиноамериканские страны — увидеть трущобы и хижины, в которых  там живут и стар, и мал... «Вера и церковь, такими, как я их понимаю, — это помощь людям»,  — всегда говорит Антонио.


В этом году Бандерас основал в Малаге фонд Fusionadas (буквально «Сплавленные») — для помощи больным раком, для изучения традиций Святой недели и грантов студентам. Начинание актера сразу поддержала баронесса Кармен фон Тиссен-Борнемисса, которая собирается открывать в Малаге филиал своего музея изобразительных искусств.

НЕФУТБОЛЬНАЯ САГА

Что еще связывает известного актера с малой родиной — любимой Малагой? Известно, что он учился в средних классах в местном колледже El Divino Pastor, в старших — в Instituto Europa. Бандерас не скрывает, что прилежным учеником никогда не был, и даже оценки по английскому, который так пригодится ему в жизни, были «провальными». Увлекался, как любой испанский мальчишка, футболом, выступал за малагский клуб, но перелом ноги вынудил Антонио повесить бутсы на гвоздь.

Однако эти общеизвестные  факты — далеко не все, что наполняло детство и отрочество Бандераса. Когда весной нынешнего года университет Малаги присвоил актеру звание Почетного доктора наук «Honoris causa» — за всю его блестящую кинокарьеру, в благодарственной речи Антонио недвусмысленно дал понять, что как актер он сформировался в родном городе.


Все началось с театра Echegaray, который в конце шестидесятых годов прошлого века был маленьким  кинотеатром. Если Антонио хорошо себя вел, родители отпускали его на воскресные сеансы. Там пахло «хлоркой, старой древесиной и карамелью», «звук был трескучий», вспоминает Бандерас, но дети сидели с широко «открытыми глазами, стучащим сердцем, полностью погруженные в киноисторию». В мечтах Антонио жил по ту сторону магического зеркала, представлял себя Тайроном Пауэром или Гэри Купером, сражался с пиратами, освобождал красавиц... Много позже, в 1994 году, когда Стивен Спилберг после церемонии  «Оскара» осторожно спросит Антонио, знаком ли ему персонаж по имени «Зорро», Бандерас скажет только сухое «да». «Не хотел я говорить о кинотеатре с запахом хлорки, дерева и карамели, о возгласах, какими мы встречали героя в черной маске, о том, как я, Зорро, сражался деревянным мечом на балконе нашего дома на улице Себастьяна Сувирона с «плохишом», то есть с моим братом. Нет, это был мой секрет».

Неудивительно, что, увлеченный лицедейством, еще мальчишкой Бандерас попал в театральный кружок, который  устроила у себя на дому известная  малагская актриса Гильермина Сото. Темперант этой женщины был таков, что и в  восемьдесят лет  она играла на сцене... Дон Жуана.


Затем была Школа драматического искусства и кружок Dintel, который  возглавляла Анхелес Рубио Аргуэльес. Тогда подросток Бандерас решил  взять себе «сценическим именем» фамилию матери, Аны Бандера, прибавив к нему букву «с». Юные актеры изучали технику исполнения, драматургию, ораторское искусство. Именно там, по признанию самого Бандераса, он «узнал о существовании Пиранделло, Жана Жене, Самюэла Беккета и метода Станиславского».

Вряд ли сотни туристов, посещающих ежедневно развалины римского театра в центре Малаги, знают, что когда-то актеры кружка Dintel устраивали там спектакли.

«Об этом времени  можно написать целую книгу», — говорит Антонио. О том,  как мчались на гримировку  в театр ARA, который тогда располагался  за ареной для боя быков, в кольчугах римских воинов, мини-юбках, с накидками на спинах, развевающимися по ветру. «Римляне» на мопедах, да еще и в касках, здорово забавляли тогда жителей города...


Как признается Бандерас, именно в те годы он твердо решил  посвятить себя актерской профессии. 3 августа 1980 года с 15 тысячами песет и «чемоданом, полным надежд» он уехал в Мадрид. Все остальное в его жизни будет потом — мадридская постфранковская «мовида», Луис Балагер и Педро Альмодовар, покорение Голливуда...

ВЗАИМНЫЕ ЧУВСТВА

Коли сам Антонио  Бандерас назвал свои отношения с  родиной «любовью», можно смело  назвать ее взаимной. Набережную на пляже Huelín назвали именем славного сына Малаги, а любой житель этого  города обязательно скажет: «А  ведь отсюда родом Пикассо и Бандерас!»

Антонио приезжает  на родину при первой же возможности  — поддержать футбольный клуб, строительство  стадиона, андалузских режиссеров... Именно в Малаге разворачивается  действие снятого им фильма «Летний дождь» (El Camino de los ingleses)... Возможно ли перечислить все те нити — зримые и незримые, — что связывают Бандераса с его малой родиной? Быть может, для «большого мира» он «символ латинского любовника», «страстного обольстителя», а для своей малой родины — большой ребенок, с мечтами, которые воплощаются в жизнь.

Степень почетного  доктора, как известно, вручают без  написания докторских диссертаций. В своей речи, обращенной к студентам  малагского университета Honoris causa, Антонио  Бандерас выразил свою простую и  непреложную истину: «В трудностях есть своя радость, а успех — состояние очень личное... Все, что мы значим в этой жизни, — это то, что мы значим для других».

Публиковалась в " LINDA "№6 (2010) 14 декабря 2010 3175 просмотров