Facebook   Rus

Гобелены королевских кровей

 

В центре Мадрида, в районе Саламанка, есть уникальная, единственная в Испании, художественная галерея, посвященная искусству старинного гобелена. Называется она «Аталанте», а руководят ею супруги Шарль Рифон и Лус дель Валь. В галерее побывал наш корреспондент Виктор Черецкий.

Вложение капитала в гобелены — дело выгодное и надежное. Со временем они только дорожают, а похитить их из-за больших размеров практически невозможно.

— Иметь старинный гобелен, тканую картину, как элемент декора домашнего салона или служебного офиса — всегда считалось признаком хорошего вкуса, респектабельности, высокого уровня благосостояния, — рассказывает Лус, представляя журналу «Linda» коллекцию своей галереи.

Правда, в выставочном помещении, расположенном в испанской столице по адресу улица Салустиано Олосага, 3, представлены лишь немногочисленные образцы обширного собрания гобеленов Шарля и Лус — всего несколько десятков работ. Остальные произведения хранятся в запасниках, и увидеть их простым смертным — не покупателям — можно лишь на слайдах. Но зато какие работы представлены в галерее! XVI—XVIII век — расцвет гобеленового искусства в Западной Европе! Вот, к примеру, гобелен XVIII столетия, выполненный на одной из мануфактур Брюсселя мастером Лейнье. Он называется «В рыбацком порту» и изображает вполне обыденную сцену — возвращающихся с уловом рыбаков, торговцев, горожан-покупателей. Гобелен размером 3,3x5,6 метра оценивается в 150 тысяч евро.


Есть в галерее произведения, созданные на сюжеты античной мифологии, работы, изображающие исторические, библейские и батальные сцены, охоту, натюрморты, живописные пейзажи и так далее. Разнятся они и по размерам, и, естественно, по цене. Большинство этих гобеленов — из Фландрии, которая с конца XV века стала главным центром художественного ткачества в Европе и удерживала первенство в течение трех веков.

Продолжая осмотр галереи, мы находим шедевр XVII столетия «Лев, преследуемый собаками», исполненный в золотистых тонах. Рядом гобелен XVI века — «Пир Есфири», созданный по ветхозаветному преданию, в отличие от «Коронации Карла VII» работы мастера Корнелия из французского Обюссона, воссоздающего вполне конкретное историческое событие. Но лучшие из лучших — это все же гобелены Фландрии, особенно изготовленные на мануфактурах Брюсселя. Их успеху в свое время способствовали патронаж Рима, европейских королевских дворов и, естественно, искусство художников и ткачей. Ткацкое производство в далекие времена тщательно контролировалось. Ведь изготовление гобеленов было прибыльным делом и нуждалось в охране от подделок. Так, в 1528 году во Фландрии был издан указ, требовавший, чтобы на каждом гобелене, сотканном в Брюсселе, стоял знак города — плоский красный значок с двумя латинскими «B», означавшими Брюссель и провинцию Брабант.


Наиболее характерными для старинных гобеленов Брюсселя являются работы художника Бернарда Ван Орлея (1492—1541 годы). Знаменитыми ткачами той поры были Питер Ван Эльст, Плетер и Вильям Пэннмейкер, Франц и Яков Геубельс.

Ну а в XVII веке особое влияние на производство гобеленов в Брюсселе оказывал Рубенс. Копий и повторений его пышного стиля было множество. Более скромными были гобеленовые версии жанровых картин Давида Тениерса Младшего.

— Техника создания гобеленов всегда — на протяжении веков — оставалась одинаковой, — поясняет Лус дель Валь. — Самым простейшим устройством для работы ткача была рама с натянутыми хлопчатобумажными нитями основы. Способ создания на рисунке объема и цветовых переходов один и тот же: шерстяные нити разного цвета переплетаются и создают ощущение постепенного изменения тона или рельефности. Ткач пропускает нить через основу, создавая одновременно и изображение, и саму ткань.

— Ну а с чего начинается процесс создания гобелена?

— Сначала художник делает рисунок на картоне, как бы модель гобелена в натуральную величину. Рисунок — крайне важен. Сюжеты для гобеленов создавались в свое время многими выдающимися живописцами. Затем в процессе создания гобеленов подбирается и красится натуральными красками шерсть. Она должна быть тех цветов, которые использовал художник в своем рисунке. Часто ткачи использовали также шелк, золото, серебро.


— Сложно ли ткать гобелен?

— В принципе техника гобеленового производства очень проста, но требует от мастера много терпения, опыта и определенных художественных познаний. Ткач работает маленькими шпульками, на которые намотана шерсть всех оттенков. Пропуская шпульку с шерстью какого-либо цвета через основу и опутывая ею последнюю, он повторяет эту операцию нужное число раз. Затем мастер бросает прежнюю шпульку и принимается за другую с шерстью другого цвета, с тем чтобы возвратиться к первой шпульке, когда она потребуется снова. При этом для первого плана гобелена выбираются более яркие и темные тона, для второго и дальнего — светлые и бледные.

— Как долго продолжается работа над гобеленом?

— Опытный гобеленщик может исполнить в среднем не более 28 квадратных сантиметров в день. То обстоятельство, что один мастер может работать только над небольшим кусочком гобелена, позволяет нескольким лицам, иногда 5—6 работникам, участвовать в исполнении одного и того же произведения одновременно. В целом труд над большим гобеленом может продолжаться несколько лет.

Гобелены в галерее «Аталанте» выглядят как новые. Ведь все поступающие сюда работы — для участия в выставках или для продажи — сначала проходят через мастерскую, где их чистят и реставрируют. Процесс реставрации сложен. Он требует предварительного исследования каждой детали гобелена. Подбирается шерсть соответствующих оттенков с использованием, как и много веков назад, только натуральных красителей.


— Нашей реставрационной мастерской руководит лицо легендарное в мире искусства гобелена, — рассказывает Лус дель Валь. — Это Ливинио Ствик, прямой потомок основателей испанской Королевской гобеленовой мануфактуры святой Варвары. Его семья Вандерготенов-Ствик прибыла в Испанию из Антверпена в 1721 году по приглашению короля Фелипе IV.

Дело в том, что в течение XVI—XVII веков в Испанию, процветавшую за счет латиноамериканских колоний, гобелены импортировались в огромных количествах из Фландрии. Своего производства здесь не было.

Расцвет искусства испанского гобелена наступил во второй половине XVIII столетия. В частности, в это время над их созданием работает Франсиско Гойя. За 13 лет сотрудничества с фабрикой он создал 43 эскиза для гобеленов, изображавших бытовые сцены — жизнь простых испанцев. Его «картоны» хранятся сейчас в мадридском музее Прадо. Это «Охота на кабана», «Игроки в карты», «Мадридская ярмарка» и так далее. Французы разрушили фабрику в 1808 году, но после наполеоновской оккупации производство было восстановлено.

— Фабрикой гобеленов владели девять поколений семьи Ствик, — продолжает свой рассказ Лус дель Валь. — Ливинио был ее последним директором. Он передал производство специально созданному для этой цели Фонду министерства культуры. Ну а сам бывший директор теперь руководит нашей мастерской.


Самый старый гобелен — вернее, фрагменты гобелена, — хранящийся в галерее, относится к XV столетию. Он поступил из собора поселка Пастрана в провинции Гвадалахара.

— Мы специализируемся на гобеленах уже 25 лет, — завершает свой рассказ Лус дель Валь. — Имели художественные галереи в Париже и Брюсселе. Последние 12 лет работаем в Мадриде. Наши поставщики — испанцы и иностранцы. На продажу выставляют гобелены некоторые представители знатных родов. Они расстаются с фамильными реликвиями, к примеру, при дележе наследства после смерти близких. Ну а наши покупатели — это в основном частные коллекционеры или предприниматели,: французы, американцы, англичане, россияне. Мы, в частности, продали гобелены правительству Москвы для музея в «Царицыно».

Вложение капитала в гобелены — дело выгодное и надежное. Со временем они только дорожают, а похитить их из-за больших размеров практически невозможно, — считает Лус дель Валь.

 

Публиковалась в " LINDA "№6 (2010) 14 декабря 2010 5428 просмотров