Facebook   Rus

Сегодня Руэда, а завтра — принцесса Эболи


Белен Руэда прекрасно известна зрителям по фильму «В открытое море» (Mar adentro). Именно благодаря этой ленте, представленной в свое время  на кинофестивале в Венеции, в мире киноискусства она сразу попала в разряд «серьезных актрис». Кстати, по этому фильму ее узнали и в России. А затем была блестящая главная роль в фильме «Приют» (El orfanato), раскрывшая все грани ее таланта.

Совсем недавно Белен назначили представителем Управления ООН по наркотикам и преступности (UNODC — United Nations Office on Drugs and Crime) в Испании. В перерывах между съемками она находит время и силы помогать женщинам, ставшим жертвами преступлений. Например, сейчас запущен общеевропейский проект ООН Blue Heart — по борьбе с торговлей людьми и сексуальным рабством. Как поясняет Белен, среди ее «подопечных» в рамках этого проекта — почти каждая пятая женщина говорит на русском.

Общественная деятельность не мешает Руэде по-прежнему отдавать всю себя кино. Совсем скоро она воплотит на экране образ Принцессы Эболи, красавицы-аристократки, приковавшей внимание всего двора короля Филиппа II. Речь идет о главной роли в одноименном телефильме La princesa de Éboli. А уже в октябре в Ситжесе ее ждут съемки в ленте «Глаза Джулии» (Los ojos de Julia).

 

БЕЗ СТРАХА И УПРЕКА

— Когда вы решили, что станете актрисой?

— Честно признаюсь, что мечтала об этом с детства, но... Мешала моя застенчивость. Одним словом, мечтала втайне, никому не признаваясь. Даже и самой с трудом верилось, что актерство будет и моей работой, и жизнью.

В 16 лет я пошла на курсы актерского мастерства. Туда приезжал профессор из мадридской Школы драматического искусства, мне даже устроили пробы... Когда же курсы закончились, я поняла, что роли — это не мое. Надо мной властвовала неуверенность, а когда работаешь над ролью, необходимо преодолевать и страх, и стыд.

— Как же все-таки сложилось так, что в вашем лице мы потеряли архитектора и получили актрису?

— Я поступила на факультет архитектуры в университете Мадрида. Потом по личным мотивам уехала жить в Италию, а позже передумала и вернулась. Открыла балетную школу в Аликанте, моя мама, у которой были две свои школы, помогала мне с моей. А что касается актерской карьеры, то все началось с телевидения. Еще в мой университетский период я, как и все безденежные студенты, начала заниматься рекламой...

И вот однажды меня пригласили на съемки программы Telecupón. Это были всего пара дней в Мадриде. Тогда только появились частные телеканалы, а с ними много надежд и планов. При этом на самом деле все было очень хаотично.
В один из съемочных дней мы проработали круглые сутки: остановились, только когда забрезжил рассвет.

 

Белен Руэда :"Работа - это нечто временное. Когда приходишь домой, понимаешь, что есть ценности по-настоящему вечные"
— Телевидение стало для вас настоящим трамплином в большое кино. Сейчас вы снова на телевидении — сыграете роль Аны Мендосы, более известной как принцесса Эболи.

— Да, это одна из тех женщин, про которых говорят «она опередила свою эпоху». Мне сразу захотелось попробовать себя в роли этой независимой и умной героини, которая не испугалась ни политической, ни церковной власти, доминировавшими в Испании в эпоху
Филиппа II. В телефильме я работаю вместе с Уго Сильвой и Эдуардом Фернандесом...

— Телевидение, безусловно, великолепная школа. А вы не чувствовали опасности «застрять» на ТВ?

— Нечто подобное было и Джорджем Клуни, и с Хелен Хант, тем не менее посмотрите на них сейчас. (Улыбается.) Думаю, с этим штампом стоит расстаться, ведь актер есть актер, и не важно, где он работает. Поэтому остаться на ТВ я никогда не боялась. Более того, мне оно очень нравится. Телевидение дает актеру возможность развиваться в своем персонаже на протяжении длительного времени и в разных ситуациях, а вот в кино такого не бывает.

— Тем не менее должен был появиться в вашей жизни Аменабар, чтобы все началось «всерьез»...

(Смеется.) Ну вот, может показаться, что в Испании у нас такие зашоренные представления: коли ты на телевидении, то уже не можешь быть в кино. Благодаря Аменабару для меня широко открылись все двери в кинематограф, но, не случись этого, я бы тоже не жалела. Многие терзают себя мыслями типа «вот если бы со мной случилось то-то», ну а если этого не случилось, то и не о чем сожалеть.

Я никогда не концентрируюсь на том, где я работаю, меня интересует сам проект. Например, когда я снималась в сериале «Серрано», меня пригласили в Closer — спектакль Мариано Барросо. Я очень хотела работать с этим режиссером, к тому же там были великолепные актеры, и потому нашлись во мне силы начать и театральную карьеру.

 


О РУССКИХ ЖЕНЩИНАХ С ЛЮБОВЬЮ

— Вы выросли в Валенсийском сообществе, а этом регионе проживает многочисленная русскоговорящая диаспора. Какое у вас сложилось представление о русских?

— Да, мои детство и юность прошли в Аликанте, и на этом побережье Средиземного моря, называемом Levante, всегда проживало много русских. Климат там просто великолепный... У меня сложилось впечатление, что русские — люди приятные, простые, трудолюбивые.

В школах бальных танцев у моей мамы всегда занималось много русских девочек. Я знаю, что в России высоко ценят балет.

 — Сейчас вы, как одна из руководителей UNODC в Испании, помогаете женщинам, в том числе русским?

— Да, проект ООН Blue Heart (Corazón Azul) нацелен на помощь женщинам. Ежегодно порядка 70 тысяч женщин и девочек обманным путем вывозятся из своих стран для сексуальной эксплуатации. По статистике, среди них почти каждая пятая — из России. Для борьбы с этим злом нам всем необходимо объединить усилия.

— Не так давно вы выступили вместе с министром равноправия Испании Бибианой Аидо, осудив торговлю людьми...

— Мы хотим помочь людям, попавшим в беду, которых вынуждают заниматься тем, чего они не делали на своей родине. В то же время мы хотим предотвратить торговлю людьми, этот опасный бизнес, руководимый мафиями. Между нами, женщинами, есть взаимопонимание, именно поэтому мы должны помогать друг другу.

— Что бы вы посоветовали русским женщинам, попавшим в подобные ситуации?

— Я очень много общалась с женщинами из стран бывшего Союза, которые сейчас строят свою жизнь заново. Он рассказывали мне, что с ними происходило, но когда им удавалось подать заявление на преступников, в их жизни поселялась надежда. Это реальные истории реальных женщин, ничего придуманного. К тому же я знаю, что власти в Москве осознают ответственность за этих женщин, организуют им посильную помощь.

 


В ЖАНРЕ УЖАСА

— Вы много снимаетесь в жанре ужасов: «Приют» (El orfanato), «Чужое зло» (El Mal ajeno), скоро появится лента «Глаза Джулии» (Los ojos de Julia)...

— Никакого специального предпочтения нет, но мне нравится этот жанр. В нем позволительны многие важные для меня вещи, в нем ярко проявляются характеры людей, так как жанр ужасов — это стык реального и выдуманного. Кроме того, там доминируют сильные эмоции, а это я люблю!

— В вашей профессии сложно сочетать личную жизнь с карьерой. Что бы вы сказали молодой начинающей актрисе по этому поводу?

— Сказала бы: да, сложно, но возможно. Работа приносит радость, но дети — это ни с чем не сравнимая радость. Не сделать выбор в пользу детей было бы ошибкой.

А занятость… Думаю, что положение женщины в нашей стране изменилось значительно. В вопросе трудовых отношений мы стали более независимыми, да и наши дети постепенно начинают понимать, что часть времени мама посвящает своей работе, и это важно для всех.

— Вы считаете себя верующей?

— Если не верить в Бога, то наступают моменты, когда кажется, что жизнь — абсолютная несправедливость. Причем они наступают, когда ты уже достиг определенного возраста и тебя начинают покидать дорогие тебе люди...

— Наверное, нестерпимо больно играть роль матери, потерявшей своего ребенка, в то время как вы пережили эту трагедию в своей жизни...

— Бывают невыносимо болезненные ситуации, но приходится выдержать все, у меня нет права сорваться на ком-то... Как нет возможности вернуться в прошлое и что-либо изменить. Актерская профессия помогает сжиться со всем этим. Ты даже можешь представить, что ласкаешь того, кого уже нет с тобой. Наша профессия излечивает. Выражение эмоций — это катарсис, внутреннее очищение...

В актерском деле прекрасно то, что ты проживаешь и те ситуации, которые никогда не встречались на твоем жизненном пути. Все это имеет терапевтический эффект: помогает улечься всему в твоей голове, не забыться, а именно упорядочиться.

— После «Приюта» вы снялись в «Дикой грации» (Savage Grace), англоязычном фильме...

— О, это был еще тот вызов судьбы... Сценарий был великолепен, основан на реальных событиях. Я люблю живые истории из жизни, на их основе легко выстраивается образ. А режиссер был просто сама страсть!

— Как вам работалось с Джулианной Мур в этой ленте?

— Она удивительный человек, меня поразила ее способность к перевоплощению. Ей наносили макияж, кричали «мотор!», и это уже был другой человек. С актером, которым восхищаешься, в первый день общения ты блокируешься, перестаешь быть самим собой, боясь выглядеть смешным. У великих же людей нет страха быть самими собой, им не надо никем выглядеть.

— Тяжело вам было общаться на языке Шекспира?

— У меня, как и у всего нашего поколения, английский — от школьного учителя. Еще как было трудно, как только сосредотачивалась на том, что происходило в моей душе, произношение как ветром сдувало.

 


ЕЕ РЕЖИССЕР АМЕНАБАР

— С Аменабаром вы много работаете вместе, пересекаясь, например, даже в фильме «Чужое зло» (Mal ajeno)...

— Да, режиссер этой ленты Оскар Сантос, а Алехандро — ее продюсер. Действие там разворачивается в больнице, герои — больные, в том числе неизлечимые, их семьи, врачи — там есть своя фантасмагория и метафора. И опять присутствует смерть. Я играю роль жены врача, которая умирает.

— Где было сложнее работать — над фильмом «В открытое море» Аменабара или в театре?

— Это разные сложности. Работу над любым проектом начинать страшновато, а если еще это сам Аменабар, да еще чрезвычайно уверенный, что у меня эта роль непременно получится... Ведь до этого я работала только на телевидении. Впрочем, и первое выступление в театре было для меня огромным испытанием.

— Если бы пришлось выбирать между любовью и работой?

— Сейчас у меня нет такой дилеммы, а вообще, работа — это нечто временное. Когда приходишь домой, понимаешь, что есть ценности по-настоящему вечные.

— Ваша слава не кажется вам запоздалой?

— Всему свое время. Мне часто говорят: «Ах, если бы в молодости у вас была возможность...», но я считаю, что мои персонажи потому и имеют вес, что пережили кое-что в жизни. В жизни нет лучшего этапа, жизнь сжигает разные этапы, и в каждом из них — своя интенсивность.

То, что происходит с тобой, должно быть важно людям, которые тебя окружают, и только это придает уверенность в себе.

 

БЕЛЕН РУЭДА (исп. Belén Rueda García-Porrero родилась 16 марта 1965 года в Мадриде) — испанская актриса и телеведущая. Выросла в Аликанте в семье инженера и учительницы бальных танцев. Дебютировала на телевидении в качестве ведущей, снималась в сериалах «Семейный врач» (Médico de familia), «Журналисты» (Periodistas), «Серрано» (Los Serrano). В семейном союзе с режиссером и сценаристом Даниэлем Эсихой родились три дочери, средняя из которых умерла от болезни в младенческом возрасте. Белен Руэда — лауреат многочисленных премий за роли в фильмах «В открытое море» (Mar adentro, 2004) Алехандро Аменабара и «Приют» (El orfanato, 2007) Хуана Антонио Байоны. За лучшую женскую роль в ленте «В открытое море» Белен Руэда удостоена премии «Гойя». 

Публиковалась в " LINDA "№7 (2010) 15 декабря 2010 4105 просмотров