Facebook   Rus

Принцесса-труженица


Беатрис Орлеанская: «ГЛЯДЯ НА СЕБЯ В ЗЕРКАЛО, НЕ ЛЬСТИТЕ СЕБЕ И НЕ ОБМАНЫВАЙТЕ СЕБЯ»
Аристократка по происхождению, принцесса по замужеству, Беатрис Орлеанская не из тех, кто предается прелестям праздной жизни. Трудолюбие и профессионализм — качества, которые лучше всего ее характеризуют. На протяжении нескольких десятилетий она являлась представителем марки Christian Dior в Испании,
а сегодня возглавляет Испанскую ассоциацию люкса.
В гостях у «Линды» — Беатрис Орлеанская, принцесса-труженица.

Ее высочество принцесса-консорт Беатрис Орлеанская (фр. Béatrice Marie Guillemine Huguette Pasquier de Franclieu, в замужестве Béatrice d’Orléans) родилась в Париже в 1941 году. Дочь графа Бруно Паскье де Франкльё и маркизы Жаклин Терисс, она была вторым ребенком в семье. Изучала политические науки в парижском университете Сорбонны и маркетинг в Кембридже.

Вышла замуж за принца Мишеля Орлеанского, графа д’Эвре, сына принца Генриха, графа Парижского, и принцессы Изабеллы.

Свадьба Беатрис и Мишеля состоялась в Касабланке (Марокко) 18 ноября 1967 года, правда, без согласия отца жениха. Лишь 9 лет спустя супруге и детям Мишеля Орлеанского были присвоены династические титулы Дома. В браке у принцессы Беатрис и принца Мишеля родились четверо детей (Клотильда, Аделаида, Шарль-Филипп и Франсуа). Семья жила в Марокко, Германии, Англии и Испании, средства к существованию зарабатывала Беатрис. В 1994 году брак распался.

Принцесса Орлеанская работала журналистом (в том числе в журналах «Women’s wear daily» и «Vogue»), долгие годы возглавляла PR-отделение компании Christian Dior в Испании. Автор ряда книг, в том числе «Как сформировать PR-отношения (хорошо)».

Linda: Ваше высочество, скажите, пожалуйста, какая работа оказалась в итоге труднее — принцессы или представителя Christian Dior?

— Титул принцессы я получила, став супругой Мишеля, принца Орлеанского. Этот титул предполагает строгое соблюдение этикета — такова традиция. Что касается профессии, то я изучала политические науки и маркетинг в престижных школах и готовилась к карьере. Когда я случайно попала в мир моды — это было несколько десятилетий назад — там было очень мало женщин. Этот мир меня заворожил! Но поверьте, мой профессиональный путь не был простым.

Linda: А если спросить иначе: ваше аристократическое происхождение облегчило вам карьерный рост?

— Я принадлежу к очень старинному французскому роду с давними традициями, но во Франции на слуху только те фамилии, которые приближены к королевскому двору. Франция — республика, около двух сотен лет там не признаются никакие титулы. Так сложилось. Титул ничего не значит. А значит то, что собой представляет сам человек, его качества. Не помню случая, чтобы мне пришлось напоминать кому-то, что я аристократка.

Linda: Но фамилия принцев Орлеанских — это одна из самых знаменитых французских аристократических фамилий!

— Да, мой деверь возглавляет французский королевский дом. Этот род любим и уважаем во Франции. Как и у всякой семьи, у них были свои славные времена и времена испытаний, с которыми они с честью справлялись. Титул для них остается очень важным, он сродни титулу принца Астурийского, наследника испанского престола, поскольку у представителей этих семей есть кровь Бурбонов. Думаю, что все члены моей семьи гордятся тем, что мы носим этот почетный титул, значащий так много для Франции.


«Иные кичатся внешним видом, желая при помощи одежды показать свои доходы, иным нравится нанести толстый слой макияжа, отправляясь на пляж... Это не назовешь элегантностью».

Linda: Как вы нашли своего принца?

— Никакого секрета нет: я встретила человека, он мне понравился, мы полюбили друг друга, я вышла за него замуж. До него у меня было несколько поклонников, но ни с кем из них мне не хотелось создавать семью.

Linda: Вас можно назвать принцессой-труженицей?

— Меня можно описать как точную противоположность легкомысленной женщине. Я продукт своего времени и воспитания. Я выросла в замке XVIII века, но понимаете, в нашей жизни было намного больше строгостей, правил и ограничений, чем в жизни нынешних нуворишей. Нам не давали деньги на бокальчик-другой в баре. Зато заботились о том, чтобы мы знали, кто такой Шекспир или Ги де Мопассан.


«Меня можно описать как точную противоположность легкомысленной женщине. Я выросла в замке XVIII века, нам не давали деньги на бокальчик-другой в баре, зато заботились о том, чтобы мы знали, кто такой Шекспир и Ги де Мопассан».
Linda: Продолжая тему роскоши и воспитания... Вы возглавляете Испанскую ассоциацию люкса и даже хотели создать партию, которая отстаивала бы право на утонченность. А какие ценности вы прививали своим детям, как проходило их воспитание?

— У меня четверо детей и девять внуков. Я всем старалась привить одинаковые ценности — уважение и любовь к труду и культуру. Я горжусь своими детьми.

Linda: Как бы вы определили понятие «элегантность»?

— Непросто его определить, в него очень много входит. Знаете, для меня элегантность — это некое равновесие, которое достигается с возрастом. Молодости не до элегантности, у нее нет на это времени. С годами приходит осознание того, как следует выглядеть в тот или иной момент. Иные кичатся внешним видом, желая через одежду показать свои доходы, иным нравится нанести толстый слой макияжа, отправляясь на пляж... Это не назовешь элегантностью.


Дефиле роскоши в Королевском дворце. Мадрид, 2009г.

Linda: Раскройте, пожалуйста, ваш секрет элегантности.

— Глядя на себя в зеркало, не льстите себе и не обманывайте себя. И в то же время воспримите себя такими, какие вы есть. Никому не подражайте, оставайтесь самими собой.

Linda: Работая в мире моды, вы не очень-то уважаете модные правила…

— Мне нравится смешивать стили, благодаря этому избегаешь слащавости, не рискуешь выглядеть, как манекен в витрине. У европейцев смешение стилей в крови. Я, к примеру, обожаю блошиные рынки, там можно найти буквально все. Смешение стилей в моде это, по-моему, как разнообразие в питании: сегодня съешь бутерброд, а завтра отправишься в ресторан Horcher.

Linda: Кстати, а как вам удается сохранить такую великолепную фигуру?

— Спасибо за комплимент, но я ведь не занимаюсь никаким видом спорта. Ни я, ни мои дочери. Я люблю вкусно поесть, ни в чем себе не отказываю. Когда же чувствую, что пояс с трудом застегивается, на пару дней сажусь на диету — и точка.

Linda: Как вы считаете, кто выглядит лучше — француженка или русская?

— Пожалуй, лет пятьдесят назад я бы сказала: конечно, француженка. Но сегодня у всех равные шансы. А у русской женщины их даже чуть больше: у нее от природы и кожа, и волосы лучше, чем у европейских дам.


Беатрис Орланская на свадьбе тсвоего сына Шарля - Филиппа, 2008г.
Linda: Вы поселились в Марбелье, купили здесь дом у моря. Почему остановили свой выбор на этом городе?

— Марбелья — это рай. Мы купили дом, который ранее принадлежал актрисе Кармен Севилья, в Сан-Педро-де-Алькантара. Вся наша семья очень довольна. Это не вилла, а довольно простой дом, но, как говорим мы, французы, с шармом. Он как бы отгорожен от мира и в то же время в самой гуще жизни. Мне нравятся люди, которые меня окружают в этом месте, яркое солнце, качество жизни. Жить в Марбелье — огромное наслаждение, ведь этот город покоряет всех, кто остался здесь жить.

Linda: Вы удачливая бизнес-леди, у вас прекрасные дети, дом в Марбелье… Осталось посадить дерево?

— О чем речь! Посадка деревьев — это моя страсть. Перед Рождеством или днем рождения обязательно прошу подарить мне какое-нибудь дерево. За каждым из них своя история: поливая их, я вспоминаю тех, кто мне их подарил. Словно эти люди находятся рядом со мной. Мои любимые деревья — вяз и олива. Деревья многому в жизни учат…

Linda: Что еще можно назвать вашим хобби?

— Очень люблю книги, мне дарят много книг. Люблю гулять с собакой по мадридскому парку Ретиро. Обожаю оперу в «Метрополитен». Мне нравится антиквариат и искусство.

Linda: Вы автор очень оригинального путеводителя — «Разбираться в искусстве и антиквариате»…

— Эта книга — практическое пособие, призванное помочь молодым людям начать разбираться в искусстве. Мне самой это было любопытно: на рынке полно справочников по ресторанам, путешествиям, отдыху и прочему, но не по искусству. Немало людей мне признались, что книга оказалась для них полезной.

Linda: Кажется, что вы отважная женщина, которая никого и ничего не боится...

— Страхи есть у всех, но я стараюсь не погружаться в свои. Скажем, многих пугает смерть, а я просто не думаю о ней. Мне бы прожить лет двести, чтобы успеть сделать все, что задумано!

Linda: Скажите, пожалуйста, какие заветные слова помогают вам пережить испытания?

— Назову одно слово — ЛЮБОВЬ. Слишком просто? Но в этом слове столько силы! L.

Публиковалась в " LINDA "№12 (2011) 21 сентября 2011 2935 просмотров