Facebook   Rus

Прекрасная Елена


Елена Образцова любит Испанию, а Испания любит Елену Образцову.

В 1975 году певица была названа испанцами лучшей исполнительницей партии Кармен в мире. И такой титул смело можно назвать "памятником при жизни". Впрочем, сама Елена Васильевна к памятникам, наградам и титулам относится хоть и уважительно, но в тоже время с легкой иронией. В свои 75 она с невероятным энтузиазмом смотрит в будущее и надеется на новые встречи со своими поклонниками по всему миру.

Ее голос по-прежнему сводит с ума, ее ирония смешит до слез, но иногда действует как холодный душ, ее непредсказуемый характер интригует, а ее концерт невозможно забыть. Елена едет на Коста дель Соль, где выступит в рамках "Недели русской культуры", и ее поклонники уже считают дни до этого праздника. LINDA тоже в предвкушении, но при этом со всей ответственностью подошла к разговору с певицей, которая уже больше пятидесяти лет покоряет любителей музыки.

Linda: Елена Васильевна, ваш концерт в Марбелье все уже называют одной из кульминаций "Недели русской культуры". Ваши поклонники готовятся стать свидетелями грандиозного события. Вы выступаете по всему миру и, наверное, можете отметить разницу между концертами на Родине и за границей?

- На Родине выступать гораздо сложнее. Русская музыка очень глубокая, и у нас обмануть публику эмоционально совершенно невозможно. За границей можно произвести впечатление красивым голосом, нарядным платьем, необычной ин-терпретацией произведения, но в России музы-ку воспринимают сердцем, поэтому нужно быть предельно искренней и открытой.


Linda: Вы все еще волнуетесь перед выходом на сцену?

- Ужасно волнуюсь. И чем дальше, тем больше, потому что нельзя уронить уже заработанное имя. Я всегда очень боюсь, что люди скажут: «Ну вот, вышла бабка, сидела лучше бы на пенсии, а тут еще зачем-то поет» (смеется).

Linda: Программу выступления планируете заранее или для вас это, скорее, спонтанное решение?

- Всегда планирую заранее. Особенно сейчас, когда есть много произведений, которые я спеть уже не могу. Нужно все заранее проверить и убедиться, что мне это по силам. Всегда вспоминаю Монтсеррат Кабалье, которую в финале одного из ее замечательных концертов попросили из зала: «Норму»! «Норму» хотим!» На что Монтсеррат ответила: «Вы бы знали, как я хочу ее спеть!»

Linda: Необходимость быть в хорошей вокальной форме накладывает какой-то отпечаток на ежедневную жизнь?

- В свое время мне пришлось оставить спорт, хотя меня считали способной лыжницей. Но когда я начала всерьез заниматься пением, то было уже не до простуд. Конечно, я завишу от голоса, всегда опасалась острой еды и холодного питья. Но никогда не боялась путешествовать и жить полной жизнью. Без горя и без радости настоящим артистом не станешь.

Linda: Этот год для вас юбилейный. У вас есть привычка подводить некоторые итоги к кру-глым датам и строить новые планы?

- У меня все время масса планов. Меня не покидает бесконечное желание жить и творить, делать новые программы. Я очень люблю путешествовать, смотреть разные страны и восхищаться той красотой, что нам подарил Господь. Поэтому я не отмечаю какие-то специальные моменты своей жизни и не жду от них никаких перемен.


Linda: Сейчас непростые времена, и важность культуры, как средства, которое помогает найти людям точки соприкосновения, сильно возрастает. Вы чувствуете эту особую миссию культурного посла, когда выходите на сцену?

- Я хорошо понимаю, что должна своей музыкой, которая идет от сердца, соединить людей. Когда я вижу совершенно дикие отношения между некоторыми странами, то все время ужасаюсь. Господь дал нам такую красоту, такую радость жизни на Земле. И, несмотря на это, идут войны и гибнут люди - это безумие, дикость. Особенно в наше время, когда разумом понять можно очень многое. Я не могу воспринимать все это спокойно. Тем более что сама пережила блокаду Ленинграда и видела смерть.

Linda: Говорят, что бывших петербуржцев не бывает. Вы уже давно живете в Москве, но зна-чит ли это, что вы стали москвичкой?

- Сейчас я, наверное, в большей степени москвичка. Мне кажется, что петербуржцев, или скорее ленинградцев, уже почти не осталось. В основном, все приезжие. Но когда бываю в Петербурге, то сразу могу узнать в какой-нибудь старушке ленинградку. У них есть особая стать, гордость за город, с которым они прошли войну, и изящество, которое, конечно, от красоты этого города. Про себя могу сказать с уверенностью: меня воспитали архитектура и музеи Петербурга.


Linda: В ходе ваших многочисленных поездок по миру вам удалось найти какое-то место, ко-торое вы может назвать любимым, где вам хоте-лось бы бывать регулярно?

- Я до безумия люблю две страны: Японию и Испанию.

Linda: Предлагаю начать с Японии. Как склады-вались ваши отношения с этой весьма экзоти-ческой для россиянки страной?

- Я была еще студенткой, когда меня нежданно-негаданно взяли в Большой Театр. На меня свалилось немыслимое счастье. И, вдобавок к этому, предложили с группой артистов поехать в Японию. Мы дали гала-концерты в семнадцати городах, и я была в настоящем потрясении от красоты этой страны и от ее культуры. Здесь нужно добавить, что все это происходило пятьдесят лет назад, то есть Япония была полуфеодальной страной с довольно непривычным для нас укладом жизни. Например, все мужские прелести я впервые увидела именно в Японии. Тогда все мужчины там писали прямо в канаву, которая шла вдоль дороги. И когда наш автобус сделал остановку, и я посмотрела в окно, то чуть не упала в обморок от изумления и страха(смеется).


С тех пор я посещала Японию каждый год. Сначала я пела с разными театрами: Большим, Ковент-Гар-ден, Метрополитен, Ла Скала... Потом меня приглашали давать в Японии концерты, и со временем я начала преподавать, чем уже много лет занимаюсь в Токио. Для меня Япония - очень близкая страна: и эмоционально, и в культурном отношении. Я очень люблю японскую живопись, их знаменитые стихи на четыре или даже на две строки, сами люди мне очень нравятся своей воспитанностью и доброжелательностью.

Linda: Позвольте спросить, чем же вас очаровала Испания?

- Испания мне подходит по темпераменту, страсти, когда чувства нараспашку. Вообще, испанцы очень похожи на русских: такие же гостеприимные и такие же безумные в хорошем смысле.

Linda: Вы много можете рассказать про испанский характер уже потому, что ваш зять - испанец...

- Он даже больше, чем испанец, он - каталонец! И этим все сказано!


Linda: Ваши награды могли бы стать основой для настоящего музея музыки. Есть ли среди них самая любимая?

- Любая награда - это большая радость, а те, кто называет ее "пустяком", просто врут. Хотя, конечно, самая важная награда, о которой только можно мечтать, - это полные залы и любовь публики. Меня иногда спрашивают, думаю ли я о пенсии. Конечно, думаю. С возрастом петь непросто, но это такая сладкая неволя.

Linda: Что бы вы могли пожелать читательницам нашего журнала?

- Я желаю вашим читательницам страсти, темперамента, красоты, любви. Думайте о своих детях, об их будущем. Только от нас зависит, как они будут жить.

Публиковалась в " LINDA "№28 (2014) 9 ноября 2014 1229 просмотров