Facebook   Rus

Двое в комнате в Риме: Oна и Oна


Фильм “Комната в Риме” режиссера Медема, премьера которого прошла на последнем кинофестивале в Малаге, зрители успели по-ханжески обозвать «лесбийской историей». Не секрет, что идею фильма режиссер позаимствовал из картины Мартина Бизе «В постели» (En la cama). Но у Медема в отличие от Бизе влюбленные, отдавшие друг другу и тело, и душу, — женщины. Такая «рокировка» оказалась для многих поклонников режиссера шокирующей, но он не ставил себе цель эпатировать публику, а попытался показать через сексуальность, без пошлости и ханжества, женскую душу. Ведь совсем недаром Хулио Медема принято  называть «культовым режиссером», творцом «авторского кино» в Испании.

Уроженец Сан-Себастьяна и медик  по образованию Медем пришел в полнометражный кинематограф в начале 90-х годов. Его первая лента «Коровы» (Vacas, 1991) сразу завоевала «Гойю» за режиссуру. Кинофестиваль в Малаге, прошедший в апреле нынешнего года, в дань уважения маэстро организовал ретроспективный показ всех фильмов Медема. Среди них была и хорошо известная зрителям лента «Люсия и секс» (Lucia y el sexo, 2001) с участием Пас Веги и Елены Анайи.

Но ретроспективы и кинонаграды — не повод для Медема почивать на лаврах. Ему хотелось в первую очередь показать Room in Roma, снятый в оригинале на английском языке. Роли главных героинь «Комнаты в Риме» исполнили Елена Анайя и Наташа Яровенко.

В рамках презентации  фильма на кинофестивале «LINDA» побеседовала с обеими исполнительницами главных  ролей нового фильма Хулио Медема.

ЕЛЕНА АНАЙЯ: ЛЮБОВЬ ВЫШЕ БАРЬЕРОВ И РАЗЛИЧИЙ

— Елена, расскажите, как вам работалось с Натальей?

— Нам стоило больших  трудов найти вторую героиню. Мы отправились  в Москву. Признаюсь, все претендентки на роль были красавицами, притом девушками  смелыми и старательными… Но мы все  же никого не выбрали, вернулись в Мадрид и там продолжили поиски. И вот появилась Наташа: живет в Барселоне, говорит на прекрасном испанском. Это было невероятно! В ней есть все то, что нужно было для этой роли: множество оттенков и в то же время свой собственный внутренний свет. Инстинктивно чувствовалось, что она и есть то, что нужно. С Наташей сразу возникло взаимопонимание. Это на уровне химии — между мной, режиссером Хулио Медемом и ею.

— Елена, благодаря кинопробам, вы впервые побывали в Москве. Как впечатления?

— Наша поездка длилась всего 3 дня. Мне в Москве очень понравилось. Это нечто огромное! Город гигантский, проспекты бесконечные… По счастью, еще не наступили холода, но было так мало времени, что никуда не удалось сходить — даже на Красную площадь! Все время так и прошло на кастинге, — в поисках Наташи — героини фильма.

— В России знакомы с фильмом «Люсия и секс», в котором вы снимались. Как вы полагаете, как российский зритель встретит вашу новую работу — фильм «Комната в Риме»?

— Думаю, россияне будут очень горды тем, что в нем снялась их соотечественница. Это смелая работа, требовавшая большой отдачи. Это история любви — универсальной, которая выше границ, языковых барьеров, половых различий и взглядов на жизнь. Фильм уже купили для проката порядка сорока стран мира. Надеюсь, что и в России фильм найдет своего зрителя.


— Не кажется ли вам, что любовь, у которой, по вашему определению, «нет пола», в частности отношения между женщинами не находят такого широкого отражения  в искусстве, как отношения между мужчинами?

— Полагаю, кинематограф должен отражать жизнь такой, какая  она есть. Отношения  между женщинами существовали всегда, но они отторгаются обществом даже более, чем  отношения между мужчинами. Мы еще живем в мачистском обществе… Основная идея этого фильма — прежде всего показать отношения между двумя личностями, двумя живыми существами, которые чувствуют, страдают, любят…

— Русские (в широком понимании) и испанцы — мы так отличны и в чем-то удивительно близки. После общения с Наташей вы можете ответить, в чем же наши схожесть и различие?

— Полностью согласна с этой мыслью. Выглядит поначалу так, словно испанцы и русские —  две крайности. Любопытно, что и  наши страны — словно два края Европы. И тем не менее, есть нечто существенное, что нас объединяет. Наташа уже несет в себе часть нашей культуры, да и я в Москве не чувствовала себя чужестранкой...

Думаю, вы, русские, обладаете  удивительной способностью понимать людей другой культуры и принимать их такими, какие они есть.

— У вас уже был  опыт работы с Хулио Медемом, в  частности в картине «Люсия и  секс», а у Наташи это первая работа с Медемом. Не отражалось ли это в подготовке ролей?

— Каждый актер  должен уметь выразить то, что задумал  режиссер, поэтому над ролями мы работали с Хулио каждая отдельно. Выстраивали прошлое персонажей, а потом снимали сцены. Ведь я тоже когда-то первый раз пришла на съемки после учебы, и почти все пришлось постигать в процессе работы. У Наташи был опыт работы в кино, но я понимала, что он намного меньше, чем мой, и помогала от души.


НАТАША ЯРОВЕНКО:
 «ХОЧУ ИГРАТЬ РАЗНЫЕ РОЛИ И ПРОЖИТЬ ДРУГИЕ ЖИЗНИ» 

— Наташа, вы родились в Одессе. Как вы попали в Испанию?

—  Одесса — один из самых  замечательных городов на свете. Никогда не думала, что оттуда уеду. В конце концов, приехала в Испанию с моими родителями. Живу здесь уже 10 лет.

— Вы где-то учились  актерскому мастерству?

— В детстве занималась балетом, танцами, теннисом, плаванием… А еще — театром, мы ставили  мюзиклы для малышей. Потом закончила Одесский университет, романо-германский факультет, по специальности «Английский язык».

— Наташа, как случилось, что вы начали работать с телевидением Каталонии?

— Воля случая, ведь я не собиралась быть актрисой. Все произошло  через пару недель после приезда в Испанию. Я гуляла по улицам, повторяла фразы, учила язык… Меня разглядел  один фотограф, пригласил на конкурс  моделей, который мне удалось  выиграть. Думаю, именно с этого и началась моя карьера в Испании. Позже отсняли интервью со мной в Доминиканской  Республике в рамках программы о дизайнере моды Лидии Дельгадо. Интервью было крохотным, но его заметила одна режиссер, которой для телесериала нужна была девушка из Восточной Европы.

Помню, я очень не хотела идти на пробы, ведь это был  совершенно неизвестный для меня мир. Знаете, я ответственный человек и опасаюсь ступать туда, где есть неизвестные мне вещи. В общем, уговорили меня на кастинг друзья, сказали: «Попробуй, а потом уже будешь судить».

Вспоминаю об этих пробах с ужасом. Я поднималась на высокую  сцену, остальные зрители внизу… Мне дали три листа текста…

— На испанском? Вы тогда уже владели языком?

— Да, и вполне прилично, ведь это был уже мой третий год в стране. Знаете, после английского освоить испанский язык  не так уж и сложно! На тех пробах меня и взяли на роль.

На третий день съемок я поняла, что обратной дороги нет: вот чем я хочу заниматься в жизни! Это делает меня свободной и счастливой. Я очень быстро поняла, что все страхи, все комплексы, которые мы несем в себе, на сцене исчезают. Ведь во мне уже не я, во мне живет роль, и я могу выстраивать этот персонаж, я свободна в рамках персонажа — могу делать все что хочу. Вот так я полюбила актерскую профессию.

— И постепенно затянуло?


— Еще как! Уже через  три дня меня пригласили на съемки фильма Карлоса Торраса и Рамона Терменса «Молодежь» (Joves). Работа в фильме была весьма удачной, и картина вышла неплохой. Потом мне посчастливилось сняться у Терменса в фильме Negro Buenos Aires. Это были два месяца съемок в Аргентине, у меня был довольно сложный персонаж…

— Поклонники сериалов наверняка вспомнят ваше участие  в Hospital Central и Lalola…

— Да, в Hospital Central я  сыграла в одной эпизодической  роли, в Lalola — сериале, вышедшем на экраны в 2008 году, в 17 разных сериях. Совсем недавно появился сериал Даниэля Кальпарсоро Inocentes, где мне тоже довелось участвовать.
Все это было великолепно, но самое прекрасное, что  произошло за всю мою жизнь  в кинематографе — это съемки в фильме Хулио Медема.

— Как Вы себя чувствовали  на съемках?

— Мне была поставлена сложная задача: история двоих, и  во всем фильме нет больше никого, кроме  этих двух персонажей. Впрочем, сложно было нам всем — мне, Елене и  самому Хулио, ведь эта работа не похожа на то, что он создавал до сих пор. Это история о силе притяжения между людьми в очень короткий промежуток времени. Фильм насыщен чувствами, и съемки тоже проходили в интенсивном ритме… Не было времени прогуливаться, отдыхать, пить кофе. Каждый день — многочасовая работа, надо было учить огромное количество текста на английском языке и передавать эмоциональное напряжение фильма, которое шло по нарастающей...

Но все вместе это  оказалось увлекательным путешествием, которое изнутри нас делало свободными. Нужно было раскрыться, раздеться душой (помимо раздевания физического) — и в этом было нечто терапевтическое. Это делает тебя другим человеком, это дает понимание тех проблем и страхов, которые мы несем в себе.

— Нет ли опасности, что вас будут приглашать на роли в испанском кино — из-за имеющегося акцента — только на образы «девушки из Восточной Европы»? Потому что внешность у Вас вполне европейская…


Nathasa YAROVENKO: Me siento cómoda aquí, en España, me ha abierto muchas puertas, ha confiado en mi, de cada trabajo me llevo muchos amigos. Me encanta la gente aquí, de momento no me planteo ir a ningún lado.

— Честно говоря, я  никогда не рассчитывала, что статус «русской девушкой» даст мне какие-то выгоды в кино. Пока не появился Хулио Медем. Было немножко сложно, ведь для ролей «восточно-европейских» меня уже не раз приглашали. И это здорово для начала карьеры: тебя узнают, ты расширяешь круг знакомств. Но кто бы мог подумать, что такой режиссер, как Хулио Медем, сделает русскую своей главной героиней! А что касается акцента, конечно, я не хочу всю жизнь иметь  роли только «русских девочек». Сейчас я работаю с профессиональными дикторами, которые мне помогут элиминировать по максимуму мой акцент.  Я привыкла говорить на разных языках и знаю, что убрать акцент возможно. Ну а что касается внешности, то в фильме из меня сделали «русскую» на все сто — волосы полностью окрасили в блонд.
А  мой натуральный цвет волос довольно темный, так что меня даже часто  принимают за француженку или  итальянку. Одним словом, я хочу работать над разными образами.

— Елена Анайя дала вам высокую оценку как  актрисе. А вам не сложно было работать с ними, ведь Елена и Хулио уже давно  сотрудничают, а вы с этим режиссером — впервые.

— О, вот это был  очень важный момент! Между нами тремя установились особые отношения. Между мной и Еленой — безусловно, поскольку над нашими героинями  властвует любовь. К тому же у  Елены больше опыта, она мне часто  помогала. С Хулио взаимопонимание установилось каким-то волшебным образом. Он любит говорить, что его жизнь полна чудес, совпадений, даже мистики, что ему встречаются одинокие сердца. Мне разные типы одиночества тоже знакомы. У нас сразу легко завязалась с ним беседа, и казалось, будто мы давно уже знакомы.


После часа-полутора  общения он пригласил меня на кастинг, а на пробах после десятка страниц  чтения на английском мне объявили, что меня взяли на роль. Хулио — режиссер с большой буквы. Я, прочтя сценарий, не скрою, испугалась, но потом, когда мы разбирали все постранично, он описывал все так, что нельзя было не влюбиться в созданный им мир.

— Наташа, вы чувствуете себя русской?

— (Улыбается.) Человеком  мира. Уже ни русской, ни испанкой. Я  много езжу, легко адаптируюсь, налаживаю контакты с людьми. Мне интересно все новое, поэтому я и актриса: я живу разными жизнями. Конечно, Россия, Украина мне многое дали. Глубину ощущений, силу, ведь все те потрясения, которые испытала наша родина, сделали нас сильными, научили нас выживать. Я счастлива, что я родом оттуда. А Испании я благодарна за то, что здесь мне открылись большие возможности, что в меня поверили, и каждая работа дарит новых друзей.

— И мечтаете о  чем-то другом, кроме кино?

— Пока не представляю себе жизни без ролей. В свободное время посещаю мастер-классы и курсы театрального мастерства.


Elena ANAYA: Los españoles y los rusos... somos distintos pero tenemos algo que nos une, nos hace parecernos bastante, nos asemeja. Los rusos tenéis la capacidad de entender y recibir la gente tal y como son, de una manera abierta.

— Кто из испанских  актрис вам нравится?

— Конечно, Елена  Анайя, сейчас я особенно ценю ее мастерство. Марибель Верду — мне посчастливилось с ней познакомиться лично в Буэнос-Айресе. Мне нравятся Белен Руэда, Анхела Молина, множество испанских актрис.

— Наташа, пожелаем и Вам успехов!

— Огромное спасибо.

ЕЛЕНА АНАЙЯ (Elena Anaya)

Родилась 17 июля 1975 года в Паленсии (Кастилия и Леон). Окончила Высшую школу драматического искусства Мадрида. Известность актрисе принесла роль в драме Хулио Медема «Люсия и секс» ( 2001 г). Как лучшая актриса второго плана в этом фильме Елена была выдвинута на соискание испанской национальной премии «Гойя». После ролей в фильмах «Синяя комната» (Blue Room) и «Поговори с ней» (Hable con ella) Педро Альмодовара, к Елене пришла международная известность. В голливудском блокбастере «Ван Хельсинг» она сыграла одну из невест Дракулы. В 2006 году актриса снялась в клипе Джастина Тимберлейка Sexy Back. В криминальной драме «Мертвая рыба» работала с Гэри Олдманом.

НАТАША ЯРОВЕНКО (Natasha Yarovenko)

Родилась  23 июля 1979 г. в Одессе, Украина. Окончила Одесский госуниверситет, факультет романо-германской филологии (английский и итальянский языки), различные курсы актерского мастерства в Испании. После окончания вуза приехала с родителями в Испанию. Работала
 в модельном бизнесе у знаменитого дизайнера Лидии Дельгадо. Начала карьеру на телевидении Каталонии в сериалах и фильмах, затем была приглашена на центральное телевидение в один из популярных сериалов Hospital Central. Снялась в эпизодической роли в фильме «Дневник нимфоманки». 

Публиковалась в " LINDA "№5 (2010) 21 декабря 2010 9052 просмотров