Facebook   Rus

Испанская кавалерист-девица


История трансвестита из Средневековья

Жизнь любопытнейшего персонажа конца XVI – начала XVII веков Каталины де Эраусо, прозванной в народе «Монахиня-Офицер», неразрывно связана с историей Испании, Нового Света и даже Ватикана. Все, что случилось в ее жизни, было столь странно, удивительно и невероятно, что, честно говоря, порою верится с трудом.

 Лет двадцать назад литературоведы и историки, скорее всего, заявили бы, что в определенные исторические периоды женщины в мужском обличье – вроде авантюристок доньи Каталины де Эраусо, Арми Бонни или Мэри Рид – являлись ярким примером сопротивления патриархальным устоям общества.

В наши дни ее наверняка назвали бы лесбиянкой или трансвеститом.

Как оно было на самом деле: протестовала ли Каталина де Эраусо Перес против патриархата или просто предпочитала быть мужчиной, в силу объективных причин не имея возможности сменить пол, сейчас сказать трудно. Скорее всего, неуемная жажда приключений и, быть может, некие психопатические отклонения превратили женщину в мужчину, ибо только в мужском платье, как ей казалось, она обретала истинную свободу передвижений и власть над собственной жизнью.

Напомним, что на рубеже XVI–XVII веков права и свобода испанок уже подверглись значительному ограничению по сравнению с ранним Средневековьем. Роль женщины начала определяться церковью как роль матери семейства и жены, полностью подчиненной мужу. Какие уж тут путешествия! Единственное, что женщины могли себе позволить вне дома, – любовные интрижки украдкой. Каталина же мечтала стать солдатом, забиякой, фехтовальщицей и пьяницей. А этим можно было заниматься только на публике, украдкой никак не получалось. Хотя с другой стороны, Каталина сбежала из монастыря восьми лет от роду. Вряд ли в столь юном возрасте ребенок может четко сформулировать свою мечту и обосновать тайную страсть социально-политическими причинами. Юной монашке просто-напросто смертельно хотелось приключений.

Раздвоение личности

Донья Каталина (или, как она назвала себя впоследствии, дон Антонио) родилась в Сан-Себастьяне дважды. В документе о крещении девочки значится 1592 год, а в своих мемуарах Каталина утверждает, что родилась в 1585 году. Первые шаги во взрослом мужском мире приключений переодетая в юнгу девочка сделала, будучи еще совсем малышкой.

Образ Антонио и его биография были ею продуманы до мельчайших деталей. Понятно, что в первом путешествии она постаралась накинуть себе возраст, чтобы легче было осуществить задуманное. Постепенно Каталина настолько срослась с придуманным ею персонажем, что начала путать реальность с миром фантазии. Она до такой степени поверила в ею же вымышленную дату рождения, что в своей автобиографии, написанной в Испании в 1624 году, Монахиня-Офицер указала именно 1585 год, хотя увеличивать возраст на семь лет, чтобы казаться старше, было уже совсем не обязательно.

Из монахини в юнгу

Эта беспокойная, непоседливая и бесстрашная баска родилась в обеспеченной семье. Ее отец – капитан Мигель де Эраусо, был дворянином, мать – Мария Перес де Галаррага-и‑Арсе, вела светский образ жизни. Намучившись с непокорным ребенком, родители девочки решили, что только монастырские стены помогут сдержать ее мятежный дух, и в 4‑летнем возрасте Каталина оказалась запертой в четырех стенах сан-себастьянского Монастыря Доминиканок.

Однажды после сильного скандала с настоятельницей девочка почувствовала мистический жар и, не дожидаясь пострижения, скинула монашеское обличье. Отрезав волосы и переодевшись в мужское платье, Каталина покинула трех своих сестер, содержавшихся в том же монастыре, и сбежала от опостылевших молитв и служб.

Началась жизнь, полная авантюр, сражений и кровавых дуэлей. Три года бродила будущая служительница Марса по разным городам Испании, выполняя мелкие поручения под именем Франсиско Лойола, пока не оказалась в Санлукар-де‑Баррамеда, где морской бриз и вид бравых моряков натолкнули ее на мысль отправиться на поиски приключений в Новый Свет. Каталина завела знакомства с моряками, изменив свой возраст и назвавшись именем Антонио. Вскоре на борту одного из отплывающих в Перу испанских галеонов появился ловкий и услужливый юнга. По иронии судьбы капитаном корабля оказался не кто иной, как собственный дядя юной авантюристки, Эстебан де Эгиньо, который, впрочем, племянницу не узнал. В течение последующих двадцати лет каждый человек, встретившийся на пути бывшей монашенки, будет убежден, что имеет дело с мужчиной. Каталина и сама забудет, что когда-то родилась женщиной.


Перу. Первая жертва

Когда галеон причалил в перуанском порту Картахена-де‑Индиас, Каталине-Антонио посчастливилось найти службу у богатого торговца, баска по национальности, Хуана де Уркисо. С 1604 года авантюристка обосновалась у своего хозяина в Трухильо – городе, основанном Рыцарем Золотой Шпоры Соралусе. В ее характере произошли резкие изменения. На смену юркому хитроватому юнге пришел задиристый и драчливый забияка. Она научилась виртуозно владеть шпагой, мечом, ножом и пистолетом и не пропускала ни одной городской стычки, где можно было продемонстрировать свое мастерство и лишний раз потренировать меткость глаза и ловкость руки.

Драки шли одна за другой, и что любопытно, Каталина-Антонио никогда не участвовала в потасовках против своего собственного народа – басков. Ее противниками были кто угодно: кастильцы, галисийцы, астурийцы, андалузцы, но баски – никогда. Быть может, поэтому соотечественники из Басконии всегда были рядом с Каталиной-Антонио и никогда не отказывали ей в помощи, в какие бы перипетии она не попадала. В пригороде Трухильо в одной из драк от руки Каталины-Антонио пал некто Рейес, ставший ее первой жертвой. Его друзья поклялись отомстить за смерть товарища. Прорываясь в город, Каталина умудрилась заколоть парочку преследовавших ее мстителей, но и скрывшись в городе, вскоре поняла, что опасность не миновала, враги оказались слишком злопамятными. В этом случае помощь пришла со стороны губернатора Трухильо Ордуньо де Агирре. Снабдив Каталину-Антонио рекомендациями, губернатор направил ее в Лиму, столицу вице-королевства, где будущая «солдат удачи» начала работать лавочником на богатого баскского торговца Диего де Ласарте.

Лима. Солдат удачи

Тягомотина и скука размеренной торговой жизни Каталину никак не устраивала, душа жаждала приключений и сильных ощущений. Вскоре подвернулся подходящий случай: испанская армия короля Фелипе III начала набор солдат для военной кампании в Чили. Предстояли сражения с высокомерными, известными своими мужеством и красотой, и все еще непобедимыми арауканами. Каталина-Антонио решила попробовать себя на военном поприще, а почему бы и нет? Опыт пьяных разборок, кровавые драки и убийства в биографии воительницы уже имелись. Не хватало настоящей войны, так отчего бы не воспользоваться представившейся возможностью? И Каталина записалась в действующую армию. Но прежде чем сражаться с индейцами, надо было добраться до Сантьяго-де‑Чили и оттуда на юг до Арауко, а в XVII веке такие переходы были делом далеко не простым. В наше время реактивных скоростей трудно представить все лишения и опасности пеших и морских походов бывшей монашки. Стертые в кровь ноги, жажда, голод, непогода, змеи и ядовитые насекомые… Месяцы пути остались позади, и испанская армия достигла наконец города Вальдивии – южной границы испанской империи на американских землях. В битве при Вальдивии Антонио прославился своей отвагой, бесстрашием и яростью. Арауко испанцы так и не завоевали, зато Антонио получил повышение по службе: за подвиги в сражении ему присвоили офицерский чин.

Чили. Служительница Марса

Офицер Антонио прожил в Чили три года. Три года, наполненные удивительными приключениями, порою граничащими с греческими трагедиями. Большую часть времени новоиспеченный офицер жил в доме собственного брата, секретаря губернатора, капитана Мигеля де Эраусо. Стоит ли говорить, что Мигель не только не узнал в офицере Каталину, но даже ни минуты не подозревал, что его постоялец, постоянно ввязывающийся в драки, сражающийся на шпагах в тавернах, пьющий как сапожник, на самом деле его младшая проказница-сестренка, исчезнувшая когда-то из монастыря.

Однажды возле Арауко, в городе Консепсьон, Антонио во время очередной драки убил генерального аудитора и вынужден был укрыться в церкви. В течение долгих шести месяцев (!) Монахиня-Офицер стойко выдерживала осаду в церковном храме. А по прошествии этого времени ей позволили выйти свободной. Но на этом трагедии и драмы ее жизни не закончились. Случилось нечто ужасное – в ночной темноте, по ошибке, Каталина убила собственного брата.

В 1614 году ей пришлось участвовать в качестве секунданта на дуэли у своего приятеля Хуана Сильвы. Когда противник Хуана начал наносить запрещенные удары и одним из таких ударов ранил Сильву, Каталина вытащила свою шпагу, чтобы помешать нечестному бою. Секундант противоположной стороны сделал то же самое. Начался леденящий душу бой всех четверых участников дуэли. Первыми пали смертельно раненые дуэлянты, а секунданты продолжали биться до конца. Пронзив секунданта противника шпагой прямо в сердце, Каталина наклонилась в темноте к поверженному врагу, и тот прошептал ей свое имя. Это был Мигель – родной брат, приютивший ее в своем доме.


Боливия. Смертный приговор

Что ей оставалось делать? Опять бежать. Пешком перейдя Анды, пустыню Атакама, Каталина-Антонио добралась до Буэнос-Айреса, а затем до Тукумана (Аргентина). Но и отсюда солдату удачи пришлось срочно спасаться бегством: Антонио опрометчиво пообещал жениться двум дамочкам, причем одновременно.

Три месяца в полном одиночестве, без проводников, пробирался Антонио сквозь непроходимые джунгли в Боливию. Здесь его назначили адъютантом к местному главному военачальнику. Антонио участвовал в битвах с голландцами, совершавшими набеги на чилийское побережье. Несчастья и драки преследовали Антонио и в Чукисака (г. Сукре, Боливия), и тут случилось нечто странное: Антонио был обвинен в преступлении, которое не совершал. Несправедливое обвинение – что может быть хуже?

Начались душевные терзания и переживания, впервые появились мысли о раскаянии и Божьей каре. Приструнив слегка свой мятежный дух, Антонио по заказу Лопеса де Уркихо занялся торговлей пшеницей и скотом. Но недолго длилось раскаяние и спокойная жизнь. В столице Боливии Ла-Пас жизненный штиль вновь сменился штормом: Антонио сорвался с цепи и принял участие в самых громких кровавых уличных драках, за что был приговорен к смертной казни. И вновь побег, теперь уже под именем Алонсо Диаса.

Назад нельзя, только вперед, туда, где о подвигах Антонио еще никто не слышал. Дорога лежала в Куско – древнюю столицу империи инков. Даже мудрость древних камней и созидательный дух инков не смогли утихомирить вояку, и в конце концов случилось неизбежное. В одной из очередных разборок Антонио был ранен, причем настолько тяжело, что решил причаститься и исповедаться перед смертью. Священнику раненый открыл тщательно скрываемый от всех секрет, признавшись, что он – … женщина. Грехи перед смертью были отпущены, а удача вновь улыбнулась Антонио – он выжил.

Долгое мучительное излечение привело его (или ее) к полному раскаянию. Выздоровев, в сопровождении нескольких басков Антонио отправился в Хуамангу (Перу) и, представ перед секретарем епископа Баутиста де Артеага, публично сознался в том, что он – женщина и открыл свое настоящее имя – Каталина де Эраусо. После чего изъявил желание принять монашеский обет в женском монастыре Санта-Клара (монастырь сохранился до наших дней). Две повитухи устроили Антонио медицинское обследование и не только подтвердили изумленному епископу наличие женского тела под мужским платьем, но и удостоверили девственность офицера. Вскоре Каталину, одетую уже в женское монашеское одеяние, перевезли в монастырь Святой Троицы, располагавшийся в Лиме.

Испания. Мемуары

В 1624 году тридцатидвухлетняя Каталина вновь пересекла Атлантику, но уже в обратном направлении, она возвращалась в Испанию. Король Испании Фелипе IV пожаловал офицеру за подвиги на поле брани пожизненную пенсию в размере 800 эскудо. Монахиня-Офицер сменила шпагу, кровь и драки на перо, чернила и бумагу. Так на свет появились мемуары Монахини-Офицера.

Героиня дневников Каталины де Эраусо отличается большой мужественностью и отвагой и вполне соответствует «стандартам» дворянского поведения, характерным для Испании и ее заморских владений XVII века. Надо отметить, что произведение Каталины-Антонио было опубликовано почти одновременно с автобиографическими заметками кавалерист-девицы Надежды Дуровой. Удивительно, но обе дамы – солдаты, такие разные, а в чем-то даже противоположные, коснулись одних и тех же важных для военных тем: владение оружием, поведение на поле брани, отношение к кровопролитию, взаимоотношения с сослуживцами.

Антонио – персонаж мемуаров Эраусо – чувствует и наблюдает, как исчезает его женственность, но не потому, что рассказчица создает ему мужское обличье или повествует о себе от первого лица в мужском роде, а потому, что мир ценностей Монахини-Офицера состоит из славы и эпоса, геройства конкистадора и идеологии солдатской жизни. Тот факт, что женский персонаж говорит о себе в мужском роде, подчеркивает исключительность и раритетность героя мемуаров (и автора), то есть благоприятствует созданию героического ореола. С другой стороны, жестокость и беспощадность персонажа уводят «жену-мать» и «ангела домашнего очага» с пути истинного. Каталина-Антонио зависла между раем и адом, чертом и ангелом, так и не найдя окончательного самоопределения.


Ватикан. Милость Папы

Написанная ею автобиография послужила своего рода катарсисом, который заставил ее действительно искренне раскаяться в кровавом прошлом, с одной стороны, а с другой – притормозил разгулявшуюся религиозную экзальтацию. Можно сказать, что размышления и воспоминания о пережитом успокоили ее мятежный дух и привели в состояние «равновесия веры, разума и чувств».

Каталина отправилась в Рим и добилась приема у Римского Папы Урбана VIII. Выслушав ее историю, Папа позволил ей и впредь одеваться в мужское платье, но только в том случае, если она не будет больше приносить смерть и принимать участие в кровавых стычках. Шесть лет длился тихий период жизни Каталины в Испании. Но забыть Америку она так и не смогла. Новый Свет ее манил, быть может, из-за воспоминаний о юношеских авантюрах, быть может, из-за утраченного вкуса свободы.

В 1630 году Каталина, вновь назвавшись старым привычным именем Антонио, поднялась на палубу корабля, взявшего курс на Мексику. На этот раз – как человек, несущий не войну, а мир. В Мексике Каталина занялась транспортными перевозками, продолжая по-христиански мирно жить в мужском платье вдали от мирской суеты. Спустя двадцать лет после возвращения в Америку, в небольшом городке Quitlaxtla Монахиня-Офицер, наводившая когда-то на врагов страх и панику, тихо отошла в мир иной.

Публиковалась в " LINDA "№1 (2010) 17 января 2011 3627 просмотров